«3 вопроса» Татьяне Становой

ТАТЬЯНА СТАНОВАЯ,

15.09.2020

- Какие общие уроки можно извлечь из выборов разных уровней, состоявшихся 13 сентября?

 

Как региональные, так и федеральные избирательные кампании – это всегда серьезный тест для режима, который должен показать свою способность контролировать политические процессы. В этом плане нынешние выборы в России, как, впрочем, и выборы прошлого года, – это не столько измерение уровня популярности продвигаемых Кремлем губернаторов и кандидатов от партии власти, сколько проверка «прочности» режима, и главный вывод на сегодня – власть эту проверку прошла очень убедительно. Судя по тому, что в преддверии выборов Кремль откровенно «оправдывался» за возможные вторые туры, представляя это как норму (а фактически готовясь заранее к возможным проигрышам), итоговые результаты стали даже для кураторов внутренней политики неожиданностью. Все 18 губернаторов выиграли в первом туре, включая и сложные регионы с конкурентными кампаниями – Иркутскую и Архангельскую области. Системная оппозиция, как правило, либо шла на сделки с Кремлем и участвовала в распределении мандатов (как, например, победивший на выборах в Госдуму космонавт Самокутяев от «Справедливой России» – в округе, где «ЕР» не стала выдвигать своих кандидатов), либо ее представители не допускались до участия в кампании (за редкими исключениями). На сегодня административный ресурс и характер кампании (трехдневное голосование, ограниченный выбор, натягивание явки) позволяют власти мягко удерживать политический контроль над региональными кампаниями, не сталкиваясь с серьезным сопротивлением.

 

 

 

- Наблюдался ли «эффект Навального»?

 

Навальный и его штабы имели очень ограниченное представительство на нынешних выборах – кандидаты не участвовали ни в губернаторских выборах, ни в выборах законодательных собраний регионов. Они баллотировались только в муниципальные органы власти и в очень ограниченном числе городов, сумев пройти в городские собрания Новосибирска и Томска. Тут важно понимать, что кандидаты от внесистемной оппозиции и кандидаты, поддержанные «Умным голосованием», – это не одно и то же, что в общем стало одной из причин очередного размежевания в оппозиционном лагере. Сильные, реально оппозиционные кандидаты далеко не всегда были поддержаны «Умным голосованием». УГ – это деперсонифицированная технология, направленная на поддержку любого кандидата, способного занять второе место после кандидата от власти. Но, учитывая, что на втором месте часто могут оказываться и коммунисты, и националисты, причем как правило из числа «системных» игроков, другие оппозиционные кандидаты лишаются поддержки. Дискуссионность самой технологии стала одной из причин ее ограниченного использования. Что же касается отравления Навального, то, как видно, серьезного мобилизационного эффекта это не дало, но и деструктивным для внесистемной оппозиции оно не стало. 

 

 

 

- Можно ли рассматривать выборы 13 сентября как «генеральную репетицию» выборов в Госдуму 2021 года?

 

Нынешние выборы – это не репетиция, а кастинг. Кремль, а точнее кураторы внутренней политики по итогам этих кампаний должны принять окончательные решения относительно двух стратегически значимых вопросов – кто должен представлять власть на предстоящих выборах в Госдуму и нужно ли проводить думскую кампанию досрочно (ориентированная дата – апрель следующего года). Касательно первого вопроса, три новые политические партии, которые пользуются поддержкой администрации президента, получили так называемую парламентскую льготу – мандаты в региональных законодательных собраниях. Это снимает необходимость собирать подписи для участия в думских выборах. Так, партия «Новые люди» предпринимателя Алексея Нечаева («Фаберлик») набрала более 5% в Калужской, Костромской, Новосибирской и Рязанской областях. Партия писателя Захара Прилепина «За Правду» прошла в ЗакС Рязанской области. Кроме того, партия «Зеленая альтернатива» выдвигалась в двух регионах, но преодолела пятипроцентный барьер только в Республике Коми. («Партия прямой демократии» смогла зарегистрировать списки в трех из четырех регионов, где выдвигалась, но нигде не прошла.)

Эти три партии с парламентской льготой, вероятно, будут представлять власть на думских выборах вместе с «Единой Россией» несмотря на серьезные дискуссии и даже конфликты относительно того, насколько разумно лишать партию власти своеобразной политической монополии. По итогам нынешних выборов и сторонники однозначной поддержки «Единой России» (Медведев и Турчак), и сторонники диверсификации поддержки (кураторы внутренней политики в администрации президента) чувствуют себя триумфаторами – обе стороны добились желаемых результатов. Что же касается досрочных выборов в Госдуму, то они остаются крайне соблазнительным сценарием для Кремля, и нельзя исключать, что президент все-таки даст отмашку на более ранний старт выборов. Это связано с желанием кураторов внутренней политики перезагрузить нижнюю палату парламента, которая находится под контролем их оппонента – бывшего куратора Вячеслава Володина.