Идлиб: российско-турецкая головоломка

05.06.2019

На фоне пробуксовки в Женеве политического процесса из-за разногласий по составу конституционного комитета, обострение военных столкновений в провинции Идлиб вновь возрождает призрак войны в Сирии. При этом Москва, похоже, не заинтересована в проведении крупномасштабной военной операции по «очистке» региона от укоренившихся там террористических группировок, среди которых, в первую очередь, Хайат Тахрир аш-Шам, и в этом ее позиция расходится с сирийским союзником. В то же время с сентября прошлого года России удавалось сдерживать воинственный пыл Дамаска, целью которого было и остается возвращение под свой контроль всей территории страны.

С начала мая сирийская армия при поддержке российской авиации провела серию операций, направленных на постепенное возвращение территорий в провинции Идлиб, находящихся под контролем террористов. Реакция Анкары, которая нарастила поставки вооружений группировкам, рассматриваемых турками как «умеренные», дает основание предполагать, что упомянутые операции выходят за рамки Сочинского соглашения, заключенного в сентябре 2018 г. российским и турецким президентами.

Около двух лет назад, когда «Астанинской тройкой» (Россия, Иран, Турция) была создана идлибская зона деэскалации, было принято решение назначить ответственной за нее Турцию. Анкара пообещала «отделить» так называемых «умеренных» джихадистов от террористических группировок. На сегодняшний день турецкая сторона до сих пор не выполнила взятые на себя обязательства. Туркам сложно проводить различия между группировками, чьи союзы колеблются в зависимости от тактической ситуации. Однако Турция сохраняет значительный интерес к провинции Идлиб, поскольку она служит в качестве разменной монеты для будущих сделок с Россией и Сирией. Действительно, Анкара рассматривает вопрос о создании зоны безопасности вдоль сирийско-турецкой границы. Предполагается, что эта «буферная зона», с точки зрения Турции, должна быть свободной от курдских отрядов народной самообороны (YPG), вооруженного крыла партии сирийских курдов «Демократический союз» (PYD), которых турки считают террористами. При этом территориальный обмен, хотя и мог бы снизить обеспокоенность Турции активностью курдов в Сирии, никак не решает вопрос присутствия в Идлибе глубоко укоренившихся террористических группировок и их будущего.

В настоящее время Кремль хотя и готов оказывать поддержку операциям сил Асада в Идлибе советниками, авиацией и артиллерией, он не будет делать это за счет своих отношений с Турцией. В связи с этим 13 мая была создана российско-турецкая рабочая группа по «управлению» ситуацией в Идлибе. 17 мая президенты России и Турции провели телефонные переговоры. Одновременно с этим «на земле» наблюдалось усиление боевых действий. Эти операции на истощение, проводимые при поддержке России, должны позволить решить две основные задачи: обеспечение безопасности российской авиабазы «Хмеймим» и восстановление правительственного контроля над автомагистралями Алеппо-Хама и Алеппо-Латакия. В то время как российская авиабаза регулярно подвергается атакам кустарно собранных беспилотников, запускаемых из Идлиба, восстановление контроля над транспортными артериями, с точки зрения Дамаска и Москвы, должно способствовать экономическому возрождению «полезной» Сирии. Свидетельством несогласия Анкары с операциями, проводимыми Москвой и Дамаском, является сохранение Турцией своих наблюдательные постов, расположенных по периметру провинции Идлиб, в непосредственной близости от некоторых зон боестолкновений. Со своей стороны, в начале июня пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков напомнил Турции о том, что она должна прекратить оказывать поддержку боевикам со своей территории. В частности, Анкара могла направить формированиям Свободной сирийским армии, которые она поддерживает, несколько единиц реактивных систем залпового огня «Град» и противотанковых ракетных комплексов «Корнет» (российского производства), которые затем используются против лоялистских сил и российской базы Хмеймим.

Это обострение происходит в то время, когда Турция переживает бурный внутриполитический период. Партия президента Эрдогана потерпела серьезную неудачу, проиграв в конце марта на муниципальных выборах в Стамбуле, Анкаре и Измире. Оспаривая свое поражение в Стамбуле, президент Турции смог отменить результаты, принятые избирательной комиссией. Новое голосование должно состояться менее чем через месяц. С другой стороны, ожидается, что Турция получит в июне свои первые дивизионы зенитных систем С-400, которые она закупила у России. Вашингтон не жалеет усилий, чтобы помешать выполнению этого контракта. Обвинения, угрозы санкций (Анкара подпадет под действие так называемого закона CAATSA) и встречные контрпредложения США на данный момент не повлияли на позицию президента Турции, который, похоже, полон решимости получить комплексы С-400. Поэтому, русские и сирийцы, вероятно, смогут воспользоваться этим контекстом для укрепления своих позиций в Идлибе, учитывая ограниченные возможности Турции для маневра. Однако, как напомнил в конце мая заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин Москва по-прежнему отрицательно относится к проведению крупномасштабной военной операции.