Деловой завтрак с Федором Лукьяновым по ситуации вокруг Украины

ИЗОЛЯЦИЯ ЗАПАДА ОЧЕНЬ СПОСОБСТВУЕТ… ПЕРЕОРИЕНТАЦИИ НА ВОСТОК

На деловом завтраке для компаний-членов Франко-российской торгово-промышленной палаты (CCIFR) по вопросу ситуации вокруг Украины и ее возможных последствий для франко-российского сотрудничества выступил член Научного совета Центра Обсерво, председатель президиума “Совета по внешней и оборонной политике”, главный редактор журнала “Россия в глобальной политике” Федор Лукьянов. Модератором дискуссии выступил директор Центра Обсерво Арно Дюбьен.

Предлагаем выдержки из выступления Федора Лукьянова.

О сути кризиса: «События, которые развиваются сегодня на Украине, могут происходить и в других республиках бывшего Советского Союза. Украина стала катализатором. Как государство, обладая всеми возможностями для успешного развития (ведь Украине досталось лучшее после распада СССР, даже несмотря на российские природные ресурсы), за 20 лет съело весь потенциал и национальная элита не создала никакой базы! На Украине всегда было принято ссылаться на действия внешних сил, но то, что произошло, это результат бездействия власти». «Этот крах Украины не может пройти незамеченным как в силу географического положения, так и культурных связей. Произошедшее в феврале 2014 года пробудило уже то, что за это время накопилось у нас». О новой внешнеполитической позиции российского руководства: «Базовая установка со второй половины 1980-х годов состояла в том, что отношения России и Запада обладают ценностью сами по себе, несмотря на личности, события…. То есть стояла задача сохранять эти отношения несмотря ни на что. Эта установка – «революция» Горбачева, до него об общечеловеческих ценностях не говорил никто, он первым сказал, что надо строить общеевропейский дом. Сперва этот дом был мечтой, а спустя какое-то время стало «просто надо». И вот нынешнее российское руководство сказало: мы не должны ставить обязательной задачей сохранение отношений с Западом, есть темы и сюжеты, когда мы должны делать то, что в наших интересах».

Относительно решения по Крыму: «Позиция колебалась, но две недели назад было принято решение, что мы берем Крым, так как это решение чревато наименьшими проблемами, несмотря на видимость. До последней субботы [15 марта 2014 г.] многие говорили, что это невозможно, что Путин оттягивает, чтобы не подписать. Никто не верил, что решение уже принято. Путину надоело, что от него ждут поведения в духе традиции, которая началась с Горбачева, - что он в последний момент пойдет на какие то уступки. Именно потому, что Украина качественно отличается от всего остального, это «нет» случилось по Украине».

О поддержке действий Владимира Путина: «Она весьма высока по разнообразным причинам: от представления, что Крым принадлежит Украине по случайности, до очень распространенного убеждения, что дальше отступать некуда, что дальше только «оранжевая революция» в Москве. И эта широкая поддержка - не пропаганда российского телевидения».

О том, что вся ситуация может означать на перспективу: «Все понимают, что Россия ни от кого не дождется поддержки по вопросу присоединения Крыма, все в лучшем случае замолчат и закроют глаза. Создалась новая реальность, зафиксировался статус кво по Крыму. Если будет такой сценарий, то задача ломать отношения с Западом не стоит.. При этом по поводу Крыма компромисса нет и не будет, бессмысленно что-то увязывать с Крымом».

О будущем Крыма и Украины: «Где конец, та точка, до которой планирует идти Россия в украинском вопросе? «Крым, извините, это наше!» Что касается остальной Украины, то в обращении Путина сигнал был такой: чтобы остальная Украина в форме конфедеративного государства, не входя в блоки, строила новую историю. Но это зависит от того, что будет происходить в самой стране. У меня очень мрачные предчувствия, я не вижу основы для создания дееспособного государства. Выборы в мае могут показать до какой степени фрагментирована страна и превратить ее в феодальную страну. Если такое произойдет, то стоять в стороне не сможет никто. Это может быть двойной протекторат России и ЕС. Федерализация Украины, как я вижу, уже рассматривается и в Европе. Но как это реализовать? В Киеве нет субъекта власти! К счастью, я не обязан формулировать свое отношение к легитимности. Мое мнение, что все происходящее – это правовой хаос. В Киеве легитимность сомнительная, эффективность нулевая, перспективы непонятные. Боюсь, что выборы ничего не решат.

Об экономических санкциях: «Россия на уровне ее элиты и ее общества санкций не боится. Во-первых, не верим, слабо! А если не слабо, то посмотрим у кого больше возможностей. Представление, что санкциями можно напугать, иллюзорно. Насколько российская власть будет принимать меры, если Европа начнет сворачивать экономические проекты? В принципе это не в наших интересах. Но сейчас сложились угроза вообще смены экономического курса в России, ощущение тупика в российских бизнес элитах: «куда мы движемся? сами не стали игроком мировой экономики и при этом стали очень зависимы!» И здесь два пути: полностью открыться или наоборот. Есть опасность выбора именно второго пути, когда Россия решит перейти на мобилизационную экономику. Поэтому главный вопрос звучит так: дойдет ли конфликт с Западом до этого?»

О «восточном векторе» российской политики: «Изоляция Запада очень способствует реализации повестки дня, объявленной Путиным задолго до этого, – повороту на восток, ставке на маргинализацию либеральных подходов и национализации российской элиты (недвижимость, счета…). В таких условиях Россия будет ускоряет переориентацию на Восток. Это опасный процесс попадания в широкую зависимость, который очень радует китайских партнеров. И надо понимать, что если это случится, то пространства для маневра будет мало. Китай широко распахнет объятия и предложит деньги, инфраструктурные проекты - таким образом определив геополитику на десятилетия вперед. Привязать Россию так, чтобы никакая конъюнктура не могла повлиять на зависимость России от Китая».

О позиции Китая по вопросу Украины: «У Китая есть интересы на Украине: «случайно» выяснилось, что 9 % с/х земель страны в их собственности. А еще надо помнить о «поиске» нового шелкового пути, который должен заканчиваться на Украине, Янукович обсуждал строительство глубоководного порта китайскими компаниями на Украине. У Китая очень логичная позиция: «признать, как и все, не можем», при этом они рассматривают конфликт, как попытку Путина снизить вес и роль США. И поэтому у них комментаторы пишут (а пишут при этом все с официального одобрения): «нам не нужно, чтобы Америка усилилась, поэтому Китай должен неформально поддерживать Россию. Осознание такой позиции Китая должно повлиять на США: где Крым и где Южно-Китайское море, второе важнее!»

О Евросоюзе, Франции и Германии: «Евросоюз – это сложная организация, которая не может идти на компромиссы. Все отношения строятся как будто с потенциальным кандидатом: вот, смотрите, у нас такие принципы и теперь давайте поговорим, когда вы готовы их принять. Это работает с теми странами, которые хотят в члены, но с другими странами эта матрица не работает. Россия говорит: у вас такая норма, а у нас – такая, давайте сядем и поговорим. Но мы с ЕС пришли в некий тупик, каждая попытка сближения упирается в отсутствие диалога. От Евросоюза по Украине говорит только Германия и лично Ангела Меркель. Тот факт, что Германию вытолкнули на передний край, показывает, что что-то не работает внутри. Странно, что за последние два года с европейской политической карты исчезла Франция, которая всегда до этого была важным игроком. Евросоюз как целое менее влиятелен, чем отдельные страны пятнадцать лет назад – здесь есть о чем задуматься европейцам. ЕС будет не «производителем политики», а «agenda taker».

Фото с мероприятия