Fr Fr

Глава 3. Внутренняя политика - Общество

Сакевич Виктория
1 Ноября 2017

"Проблема аборта в современной России"

Последние годы отмечены повышенной активностью сторонников запрета абортов в России. Инициативы федерального и регионального уровня, направленные на ограничение доступности искусственного прерывания беременности, появлялись с большой регулярностью (концевая сноска 1). Осенью 2016 г. глава Русской православной церкви Патриарх Кирилл поставил свою подпись под петицией ряда общественных движений, призывающих к запрету не только абортов, но и контрацепции, а также вспомогательных репродуктивных технологий, неотъемлемой составляющей которых, по мнению авторов петиции, является «убийство детей, находящихся на начальных этапах эмбрионального развития» (концевая сноска 2). Правда, позже представители РПЦ уточнили, что их сегодняшнее требование заключается не в полном запрете, а в выведении абортов из системы обязательного медицинского страхования. Тема активно обсуждалась в СМИ.

На наш взгляд, поднявшийся «информационный шум» и законодательная активность совершенно не соответствуют степени остроты проблемы абортов в стране. В советское время высокий уровень искусственных абортов действительно был серьезным вызовом общественного здоровья. Россия в 1920 г. первой в мире легализовала аборт по желанию женщины. Не имея альтернативы в виде надежной контрацепции, семьи были вынуждены прибегать к прерыванию беременности. Максимальные показатели пришлись на середину 1960-х. В 1964 г. был зафиксирован рекордный уровень в 5,6 млн прерванных беременностей, или 169 в расчете на 1 000 женщин в возрасте от 15 до 49 лет. Переход к рыночной экономике и информационной открытости в 1990-е дали толчок кардинальным изменениям в сфере внутрисемейного регулирования рождаемости. За постсоветские годы России удалось добиться значительных успехов в продвижении к более гуманному способу контроля рождаемости, когда главную роль играет не прерывание нежелательной беременности, а ее предупреждение.

С 1988-го (года, после которого началось неуклонное снижение) по 2015-й абсолютное число прерванных беременностей уменьшилось в 5,5 раза: с 4,6 млн до 0,8 млн, а коэффициент абортов на 1 000 женщин в возрасте 15-49 лет – в 5,3 раза (со 127 до 24) (рис. 1, табл. 1). Если в 1960-е на одни роды приходилось около трех абортов, то сейчас родов вдвое больше, чем абортов. Суммарный коэффициент абортов – более точный измеритель уровня абортов, не зависящий от возрастной структуры женщин, – снизился с 3,4 абортов в среднем на одну женщину репродуктивного возраста в 1991 г. до 0,8 – в 2015 г. Причем исследования показали (концевая сноска 3), что официальной статистике Росстата вполне можно доверять, и «3–5 млн» абортов, о которых часто говорят в СМИ, – это миф.

Уровень абортов снизился во всех возрастных группах женщин, но самое большое снижение продемонстрировали самые молодые – моложе 20 лет. «Абортная культура», если она и существовала, для постсоветских поколений осталась в прошлом.

Несмотря на благоприятную динамику, сравнение с развитыми странами пока не в пользу России, но разрыв сокращается (рис. 2)а по уровню абортов в подростковой возрастной группе наша страна уже переместилась в середину рейтинга развитых стран, обойдя такие страны, как Великобритания, Швеция, Франция и многие другие. Ближе всех к России из рассматриваемых стран – Эстония и Швеция. На другом полюсе, с самой низкой частотой абортов, – Швейцария и Германия. Заметим, что все эти страны имеют либеральное законодательство в отношении искусственного прерывания беременности, а это значит, что различия между ними обусловлены совсем другими факторами. Юридические ограничения права на аборт практически не влияют на уровень абортов, однако могут привести к негативным последствиям, включая рост материнской заболеваемости и смертности (концевая сноска 4).

Значительное снижение уровня абортов в постсоветский период произошло благодаря изменениям в массовом контрацептивном поведении россиян. Россия пережила запоздалую «контрацептивную революцию», наблюдавшуюся в западных странах еще в 1960–1970-е гг. Все недавние выборочные обследования свидетельствуют о том, что распространенность контрацепции в России высока; Россия по этому показателю не выделяется на фоне стран с близким уровнем рождаемости (не только развитых). Хотя есть отличия в структуре применяемых методов: во многих западноевропейских странах самым популярным методом контрацепции являются гормональные таблетки, тогда как в России – презерватив, эффективность которого ниже. До сих пор сказывается неприятие гормональной контрацепции советской медициной.

К сожалению, в качестве основного метода борьбы с абортами Россия выбрала не продвижение современного планирования семьи, а ограничение доступности аборта. За последние 10-15 лет уже принят ряд законодательных поправок в этом направлении, несколько предложений находятся на рассмотрении Государственной думы. Здесь Россия и Франция идут в противоположных направлениях. Например, в 2011 г., согласно новому закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ФЗ № 323 от 21.11.2011), был введен специальный период времени между обращением женщины в медицинское учреждение по поводу аборта и самой процедурой, т.е. так называемая «неделя тишины». В это время женщине рекомендуется пройти психологическое консультирование, основная цель которого – повлиять на ее решение о прерывании беременности в пользу рождения ребенка. Во Франции, наоборот, существовавшая с 1970-х гг. «неделя тишины» недавно была отменена. В 2016 г. Минздрав России добавил в «Порядок оказания медицинской помощи» антигуманное условие – обязательную «демонстрацию изображения эмбриона и его сердцебиения» при проведении УЗИ женщины, обратившейся по поводу аборта. В самом конце года Правительство ввело дополнительное лицензирование для клиник, оказывающих услуги по прерыванию беременности. Пока принятые меры не привели к существенному ограничению репродуктивных прав и российское законодательство в этой области остается довольно либеральным, тем не менее, тенденция тревожная.

Российское общественное мнение в целом не одобряет аборт, но при этом большинство населения не поддерживает радикальные меры, в том числе вывод абортов из системы государственных гарантий оказания медицинской помощи, и предпочитает оставить решение этого вопроса на усмотрение семьи (концевая сноска 5). Большинство россиян голосует за такие меры борьбы с абортами, как просветительские программы, консультирование и социальная помощь, и с этим трудно не согласиться.

***

1. См.: Сакевич В. И., Денисов Б. П., Ривкин-Фиш M. Непоследовательная политика в области контроля рождаемости и динамика уровня абортов в России // Журнал исследований социальной политики. 2016. № 4.

2. См.: http://www.patriarchia.ru/db/text/4625720.html

3. См.: Денисов Б.П., Сакевич В.И. Аборты в постсоветской России: есть ли основания для оптимизма? // Демографическое обозрение. 2014. № 1. С. 144-169, http://demreview.hse.ru/2014--1/120991286.html; Население России 2012: Двадцатый ежегодный демографический доклад / Отв. ред.: А. Г. Вишневский. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2014. С. 191-193.

4. См.: Вишневский А.Г., Сакевич В.И., Денисов Б.П. Запрет аборта: освежите вашу память // Демоскоп Weekly. 2016. № 707-708, http://demoscope.ru/weekly/2016/0707/tema01.php

5. Фонд Общественное мнение: http://fom.ru/Obraz-zhizni/13060, Левада-Центр: http://www.levada.ru/2015/07/02/pravo-na-abort/