Fr Fr

Глава 2. Внутренняя политика и общество

Макаркин Алексей Макаркин Алексей
1 Ноября 2019

"Российская православная церковь: лидерство патриарха Кирилла"

В последнее время все чаще обсуждается вопрос об ослаблении аппаратно-политических позиций патриарха Кирилла. Это связано, в первую очередь, с украинской темой – Константинопольский патриархат предоставил автокефалию Православной церкви Украины (ПЦУ), образованной из двух неканонических религиозных образований – Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви. Это решение – и последовавший вслед за ним разрыв отношений между Русской православной церкви – стали поражением патриарха, причем не столько тактическим, сколько долгосрочным. Вопрос в том, насколько это поражение влияет на лидерство патриарха в церкви в условиях, когда в Интернете обсуждается вопрос о его возможном уходе и даже называется имя преемника – митрополита Тихона (Шевкунова), никак не причастного к украинской истории.

Разрыв с Константинополем

Тема взаимоотношений Московского и Константинопольского патриархатов имеет не только внешнеполитическое, но и внутриполитическое и внутрицерковное измерения – так как стало серьезной проблемой для патриарха и ослабило позиции главы Отдела внешних церковных связей митрополита Илариона (Алфеева), отвечающего и за украинское, и за константинопольское направления церковной политики.

В текущем противостоянии с Константинополем у Кирилла есть свои аргументы – абсолютное большинство клириков и прихожан Украинской православной церкви (УПЦ), входящей в состав Московского патриархата, отказались присоединяться к новой церкви. Но более важно, что в Украине не удалось предотвратить создание новой религиозной реальности – создание параллельной церковной юрисдикции, получившей канонический статус от Вселенского патриархата. Эта юрисдикция может постепенно «притягивать» к себе клир и паству, в настоящее время подчиняющихся Москве. Если Украина будет и далее дистанцироваться от России, такой долгосрочный сценарий кажется вполне реальным.

Можно обвинять константинопольского патриарха Варфоломея в расколе церкви, но нельзя не отметить, что исходным моментом для конфликта стал отказ РПЦ от участия во Всеправославном соборе 2016 года. Подготовка собора шла с 1961 года, и для Варфоломея его проведение носило принципиальный характер – собор должен был стать главным событием его патриаршества. Представители РПЦ активно участвовали в подготовке собора, тесно сотрудничая с Варфоломеем и его представителями, которые в свою очередь воздерживались от упоминания украинской темы, не говоря уже о каких-либо шагах в направлении предоставления автокефалии. Однако накануне созыва собора РПЦ неожиданно изменила свою позицию. Правда, она тогда заявила, что выступает только за откладывание собора, но такая позиция напоминала заявления украинского президента Виктора Януковича в конце 2013 года о том, что подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом не отменено, а просто отсрочено на некоторое время. Но наблюдателям было ясно, что это «некоторое время» в реальности может занять десятилетия – пересмотр с трудом найденного компромисса между различными церквями относительно проектов документов, вынесенных на обсуждение собора, приводил к обрушению всей конструкции. Наверное, когда-нибудь станет известно, какая из причин стала решающей для отказа от участия. Солидарность с поддерживающим Башара Асада Антиохийским патриархатом, отказавшимся от участия в критском соборе из-за затяжного конфликта с патриархатом Иерусалимским? Нежелание раздражать внутрицерковных консерваторов, подозревающих патриарха Кирилла и митрополита Илариона в тайной измене истинному православию (это стало причиной отказа от участия грузин и болгар и колебаний сербов, которые все же приехали на собор)? Последнее маловероятно, так как консерваторы критиковали подготовку собора и до этого, но к их аргументам не прислушивались.

Наиболее вероятной версией представляется внутриполитическая - влияние представителей российских элит, окормляющихся у консервативных российских и греческих (на Афоне – главном духовном центре православного мира) монахов, считавших критский собор слишком большой уступкой экуменизму.

Парадоксальным образом, теперь российскому истеблишменту нельзя исповедоваться и причащаться у афонских старцев, которые, несмотря на свою критику, не собираются выходить из подчинения Константинополю. Одним из первых действий Кирилла в ответ на решения Константинополя предоставить автокефалию ПЦУ стал как раз акцент на то, что разрыв отношений с Вселенским патриархатом распространяется на Афон. Сам Афон посещать не возбраняется, и поклоняться там святыням тоже можно, но для полноценной церковной жизни такого «православного туризма» явно недостаточно. Позднее Московский патриархат сделала исключение для «русского» Свято-Пантелеимонова монастыря, который еще с дореволюционных времен важен для поддержания российского влияния на Афоне и где поминают обоих патриархов – и Варфоломея, и Кирилла.

В любом случае, именно после отказа РПЦ участвовать в критском соборе Варфоломей стал готовить томос для Украины. Кирилл не смог убедить российскую власть в нужности этой поездки для дальнейшей судьбы церкви – и проиграл как политик.

Фактор Тихона

На фоне трудностей Кирилла методично наращивает свои ресурсы митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов), чье политическое влияние сопоставимо с патриаршим. Его называют духовником Владимира Путина – на самом деле, у президента вряд ли есть постоянный духовный наставник. Но близость Тихона к действующему президенту очевидна. В СМИ утверждают, что будущий псковский митрополит курировал строительство храма в резиденции Путина Ново-Огарево. Путин и Тихон знакомы с начала нулевых годов. Тихон помог президенту решить задачу объединения РПЦ и Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ) в 2007 году, проходившего под фактическим патронажем Путина. Тихон смог показать епископам и клирикам РПЦЗ, что в РПЦ есть новое поколение священнослужителей, понимающих ошибки предшественников в сфере сотрудничества с советской властью и глубоко уважающих подвиг новомучеников (в то же время сам он выступает за синтез советской и дореволюционной традиций).

Неудивительно, что Тихон получил в президентство Путина большие возможности – организовывал в Манеже большие выставки по истории «Романовы», «Рюриковичи», «Православная Русь». На их основе были созданы выставки («исторические парки») «Россия – моя история» в ряде регионов России. Выставки одобрили представители официальной исторической науки (в том числе директор Института российской истории РАН Юрий Петров) и осудило либеральное Вольное историческое общество, установившее, что некоторые цитаты, которыми иллюстрированы выставки, являются фальсифицированными. Кроме того, в возглавлявшемся Тихоном до назначения в Псков Сретенском монастыре в центре Москвы был в рекордно короткие сроки построен большой собор Новомучеников российских, освященный в 2017 году. Без поддержки государственной власти это было невозможно.

С другой стороны, некоторые претензии Тихона не встречают поддержки со стороны власти. Например, речь идет о проекте создания единого учебника по истории России на основе материалов выставок. В 2014 году Путин неожиданно подверг критике содержание выставки «Рюриковичи», упрекнув ее авторов в односторонности, идеализации Ярослава Мудрого, слишком большом внимании к норманнской теории происхождения Руси.

Однако аппаратные позиции Тихона остались серьезными – тем более, что в числе его «духовных чад» называют известных представителей силовых структур. В отличие от Кирилла, Тихон продуманно позиционирует себя как наследник многовековых благочестивых монашеских традиций (в сочетании с антилиберализмом и антизападничеством). И при этом умеет презентовать свои идеи в оболочке, приемлемой для современных людей. Многотомные труды патриарха Кирилла (состоящие в основном из проповедей и речей) стоят на полках, а православным бестселлером Тихона «Несвятые святые» зачитываются верующие не только в России, но и за ее пределами.

Тихон предлагает своим целевым аудиториям (а они разные – от силовиков до «церковных бабушек») - тот вариант православия, который их полностью устраивает. Это сочетание традиционной монашеской духовности и патриотического дискурса, в котором есть место и новомученикам (православным, пострадавшим во время советской власти), и Сталину, хотя, конечно, в разных качествах. Новомученики в рамках этого подхода – это однозначно жертвы, а Сталин – и гонитель, и трагическая фигура, над которой не следует издеваться как в британо-французском фильме «Смерть Сталина», запрещенном в России. Зато либералы, развалившие страну в 1917-м (и, подразумевается, в 1991-м), однозначно плохи. И «бабушке», и силовику все это близко. Книгу «Несвятые святые» критикуют за оправдание конформизма в советское время – но ведь конформистами были и «бабушка» (тогда учительница, врач или инженер), и «силовик» (тогда молодой лейтенант или капитан). При этом Тихон – один из немногих православных деятелей, который умеет преподнести все это в яркой пиаровской оболочке, просто и доступно.

Такой подход связан с дилеммой, перед которой РПЦ оказалась в 1960-е годы. Митрополит Никодим (Ротов), учитель патриарха Кирилла, предлагал церкви меняться в соответствии с духом времени, выглядеть широко мыслящей, стараться привлечь в свои ряды людей образованных и сомневающихся. Его оппоненты, поддерживавшие патриарха Пимена (Извекова), исходили из того, что церковь должна быть духовной и патриотичной, органично встроенной в отечественную историю. Тогда она может быть востребована властью, привлечет к себе патриотическую интеллигенцию (а либеральная интеллигенция сторонниками этого подхода считается для церкви вредной).

Тихону удается придерживаться условно «пименовской» линии, тогда как Кириллу это куда сложнее. Он должен маневрировать между попытками провести осторожные перемены в церкви (от поощрения возведения низких иконостасов (1) в храмах до издания по его благословению собрания сочинений либерального священника Александра Меня, убитого при невыясненных обстоятельствах в 1990 году), стремлением не обидеть крайних консерваторов и встроиться в патриотический дискурс. В результате патриарха критикуют и за «ретроградство», и за «модернизм».

У Тихона тоже бывают проблемы – например, с его высказыванием о ритуальном характере убийства царской семьи – но они не столь значительны. В 2017 году Тихон занимался подготовкой к признанию РПЦ «екатеринбургских останков» мощами царской семьи с целью торжественного перезахоронения останков цесаревича Алексея и царевны Марии (найденных позже остальных) в Петропавловском соборе Петербурга. Однако Тихону, несмотря на свое влияние, не удалось убедить наиболее жестких церковных консерваторов в подлинности останков. Более того, ведя с ними диалог, он публично заявил о ритуальном характере убийства царской семьи, что соответствовало антисемитскому дискурсу, противоречащему представлению российской власти о межнациональном согласии. Последующие объяснения Тихона, что он имел в виду некие «большевистские ритуалы», выглядели неубедительно. Решение о признании останков мощами до сих пор не принято из-за сопротивления консерваторов (в данном случае это реальная причина – в отличие от отказа от поездки на критский собор).

В 2018 году Тихон был перемещен из Москвы в Псков – из викарных епископов он стал митрополитом. С одной стороны, тем самым он удалялся из Москвы, где находятся его основные влиятельные «духовные чада». С другой стороны, только архиерей, управляющий самостоятельной епархией, согласно уставу РПЦ может претендовать на патриаршество. На нынешней кафедре Тихон ведет себя активно. Он объявил об отказе от «конвертиков» - подношений митрополиту по случаю годовщин хиротонии, именин и т.п. Эти «конвертики» сильно обременяли священников, так как помимо них им приходится делать регулярные обычные отчисления на епархиальные нужды. Особенно в трудном положении оказываются бедные сельские приходы, не имеющие ресурсных спонсоров. Критики патриарха Кирилла утверждают, что увеличение числа архиереев при нем привело к усилению финансового давления на приходы – Тихон действует на контрасте, выдвигая популярную инициативу. А при его возможностях он вполне может обойтись без «конвертиков».

Тихон планирует открыть в Псковской митрополии духовную семинарию. При его предшественнике, митрополите Евсевии (Саввине), в Пскове удалось открыть лишь духовное училище, статус которого существенно ниже семинарского. В то же время в июле 2019 года созданную им в Москве еще в 1999-м Сретенскую семинарию возглавил по совместительству ректор Московской духовной академии архиепископ Амвросий (Ермаков), что стало свидетельством утраты контроля Тихона над ключевым для него учебным заведением. Появилась также информация о планах объединения академии и Сретенской семинарии и передачи академии храма Новомучеников российских. Эти события подчеркивают непростой характер отношений между Тихоном и патриарха Кирилла, который стал инициатором данных перемен.

Патриарх и контроль над церковью

Ближайшее время вряд ли будут спокойным для патриарха Кирилла. И ему потребуется весь его опыт для того, чтобы сохранить свои позиции в политической элите. И, похоже, что он уже начал действовать – причем не только в связи со Сретенской семинарией. 26 февраля 2019 года он провел заседание Священного Священного синода Русской православной церкви (РПЦ) было принято несколько важных кадровых решений. Среди них смена управляющего делами и председателя финансово-хозяйственного управления Московской патриархии, наместника Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Главными отличительными чертами новых кадров стали молодость и близость к патриарху Кириллу.

Новый управделами (то есть «премьер-министр») РПЦ митрополит Савва (Михеев) был посвящен в епископский сан в патриаршество Кирилла. Он родился в 1980 году, началом своей церковной карьеры обязан ныне покойному рязанскому митрополиту Симону – скромному архиерею без претензий на власть и создание собственной клиентелы внутри РПЦ. Вскоре после того, как митрополита Симона отправили на покой в Николо-Бабаевский монастырь Ярославской епархии, туда перебрался и Савва, ставший келейником Симона и благочинным этого монастыря. После смерти Симона в 2006 году Савва занимал различные должности в Ярославской епархии при владыке Кирилле (Наконечном), ныне управляющим одной из наиболее влиятельных епархий – Екатеринбургской. Кирилл также способствовал быстрой карьере Саввы.

В 2011 году Савва стал епископом, наместником московского Новоспасского монастыря и патриаршим викарием, то есть непосредственным сотрудником другого Кирилла – патриарха Московского и всея Руси. В 2014-м он уже первый заместитель управделами («первый вице-премьер»), а в 2018-м – митрополитом Тверским и Кашинским, заняв древнюю самостоятельную кафедру (и более близкую к Москве, чем Псковская, которую занимает Тихон (Шевкунов)). Причем в условиях, когда его предшественника, митрополита Виктора (Олейника), отправили на покой, не дав завершить восстановление разрушенного большевиками кафедрального собора. Этим проектом, в финансировании которого участвует глава «Роснефти» Игорь Сечин, теперь занимается Савва.

Савва известен как прагматик. С одной стороны, Новоспасский монастырь при нем стал «опорным» для консервативного православного движения «Сорок сороков» (2), которое официально занимается содействием строительству новых храмов в Москве и прибегает при этом к силовым действиям в отношении противников такого строительства.

Савва является заместителем председателя Всемирного русского народного собора (ВРНС) – консервативной общественной организации, выступающей за усиление роли православия в России и с критикой либерализма. В то же время сам молодой митрополит проявляет сдержанность в своих публичных выступлениях – и в отношениях с движением «Сорок сороков», и в участии в ВРНС он является скорее не самостоятельным политиком, а представителем патриарха, поощряющего строительство храмов в Москве и являющегося председателем ВРНС. Кроме того, в рамках ВРНС Савва «уравновешивает» бизнесмена Константина Малофеева, известного своими политическими амбициями и избранного еще один заместителем председателя в апреле 2019 года. Как Кирилл, так и Савва заинтересованы в том, чтобы ВРНС был идеологической и лоббистской, а не политической организацией.

Константин Малофеев - председатель совета директоров группы компаний «Царьград», учредитель Фонда святителя Василия Великого, глава попечительского совета «Гимназии святителя Василия Великого», учрежденной им в 2007 году, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защите материнства, член попечительского совета некоммерческого партнерства «Лига безопасного интернета», выступающего за цензуру в Интернете, председатель Общества русского исторического просвещения «Двуглавый Орел».

Малофеев окончил юридический факультет МГУ в 1996 году. На четвертом курсе университета принял православие, и по сей день является прихожанином храма Святой Мученицы Татианы при МГУ. Придерживается православно-монархических взглядов. Тесно связан с бывшим министром связи и массовых коммуникаций, ныне полпредом президента в Центральном федеральном округе Игорем Щеголевым. Ближайшим соратником Малофеева является генерал-лейтенант СВР Леонид Решетников, до января 2017 году бывший директором Российского института стратегических исследований. Малофеев поддерживал деятельность полковника Игоря Стрелкова, который перед военными действиями в Украине в 2014 году был у него начальником службы безопасности. Он считается спонсором операции Стрелкова по захвату города Славянска весной 2014 года.

С другой стороны, Савва уже после назначения управляющим делами РПЦ отслужил в Твери 23 марта Божественную литургию на русском языке.

Служение это вызвало бурную дискуссию, в которую включился и сам владыка Савва, заявивший, что «никто никого принуждать к обязательному служению на том или ином языке не будет». Возможность служить на русском языке отстаивают внутрицерковные либералы, тогда как консерваторы настаивают на обязательности и сакральности церковнославянского языка. Демонстративный шаг Саввы был расценен как позитивный сигнал либералам.

С назначением митрополита Саввы ослабились позиции прежнего управделами, митрополита Петербургского и Ладожского, Варсонофия (Судакова), проигравшего в борьбе вокруг Исаакиевского собора. В 2017 году он рассказывал о своей надежде на скорую передачу храма в ведение РПЦ, однако после массовых протестов передача собора не состоялась. В 2018 году вышел срок действия распоряжения комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга о порядке передачи Исаакиевского собора, а новую заявку на передачу РПЦ не подала. Митрополит Варсонофий остался постоянным членом Синода и сохранил за собой крупнейшую петербургскую митрополию, но его влияние на текущее управление церковью значительно уменьшилось.

Вместе с Саввой к руководству церковью пришли и другие молодые выходцы из Рязани. Первым заместителем управделами РПЦ и наместником Новоспасского монастыря стал родившийся в 1975 году епископ Дионисий (Порубай), перед учебой в Московской духовной академии окончивший Рязанское духовное училище и бывший в 2011-2018 годах епископом Касимовским и Сасовским (епархия находится на территории Рязанской области). В июле 2019 года Дионисий был назначен первым викарием патриарха, то есть куратором приходов города Москвы – занимавший эту должность в течение 29 лет митрополит Арсений (Епифанов) отправлен управлять провинциальной епархией в Липецк, что рассматривается как явное понижение.

Важный пост занял и митрополит Вологодский и Кирилловский Игнатий (Депутатов) – он возглавил финансово-хозяйственное управление РПЦ. Игнатий также начинал свою церковную деятельность в Рязани при владыке Симоне, который рукоположил его во иеромонаха. Он на три года старше Саввы. А в епископы он был рукоположен также в патриаршество Кирилла в том же 2011 году в Новоспасском монастыре, которым тогда уже управлял Савва, участвовавший вместе патриархом Кириллом в его епископской хиротонии. Последние несколько лет были непростыми для финансистов РПЦ. На время работы митрополита Марка (Головкова), предыдущего председателя финансово-хозяйственного управления, пришлись сложности в работе банков, связанных с РПЦ, в условиях экономической стагнации снижался спрос на многие церковные изделия. В банке «Пересвет», контролировавшемся РПЦ, была введена временная администрация – только это спасло его от банкротства.

Смена поколений под руководством патриарха не ограничилась продвижением на ключевые посты выходцев из Рязани. Так, в епископы был посвящен 41-летний Савва (Тутунов), заместитель управляющего делами и руководитель контрольно-аналитической службы Московской патриархии. Его биография необычна для чиновников центрального аппарата РПЦ – родился во Франции в семье русских эмигрантов, окончил Университет Париж-Юг XI и Московскую духовную академию, работал под руководством будущего патриарха Кирилла в Отделе внешних церковных связей Московской патриархии, а после избрания Кирилла патриархом занимал ключевые посты в Управлении делами.

Еще одно важное кадровое решение: новым наместником главного монастыря РПЦ – Свято-Троицкой Сергиевой лавры – назначен 42-летний епископ Бронницкий Парамон, викарий патриарха Московского и всея Руси (вместо архиепископа Феогноста (Гузикова), руководившего лаврой с 1988 года). Новый наместник займется проектом дальнейшей реконструкции лавры. Так, по плану РПЦ, у ее стен должен появиться «храм под открытым небом» - поле со сценой, где будут проходить массовые богослужения. Кроме того, в РПЦ предлагают построить рядом с лаврой своего рода «православный Ватикан» - библиотеку, комплекс церковных учреждений, молодежный центр, конгресс-центр и медиа-центр. Сейчас на этой территории находится здание администрации Сергиева Посада, два отеля, торговый центр, крытый рынок, дом культуры, несколько жилых строений и парк развлечений «Парк чудес». Все они, по плану церкви, должны быть снесены.

Кадровые перестановки в РПЦ свидетельствуют о том, что патриарх Кирилл, несмотря на украинский кризис и политическое влияние митрополита Тихона (Шевкунова), в полной мере сохраняет контроль над ситуацией в церкви. Слухи о грядущей отставке Кирилла связаны во многом с тем, что в политическом и экспертном сообществе его воспринимают в значительной степени как политика, которого можно в любой момент уволить. Но патриарх при всей его политической активности – это предстоятель церкви, и ни один его предшественник добровольно не уходил в отставку – для смещения требовался либо государственный переворот (как в случае с патриархом Иовом в 1605 году), или собор с участием восточных патриархов (сместивший патриарха Никона в 1666-м). Пока что Кирилл занимается расстановкой кадров, омолаживая церковную администрацию и продвигая обязанных ему архипастырей, при этом сохраняя как свой формальный, так и неформальный лидерский статус в РПЦ.

******

1. Низкая алтарная преграда, сглаживающая разделение между алтарем и молящимися.

2. Это название происходит от фразеологизма, обозначающего всю совокупность московских храмов, многочисленность церквей в старой Москве.