Fr Fr

Глава 1. Внешняя политика и оборона

Руслан Пухов  Руслан Пухов
1 Ноября 2018

"Российские вооруженные силы в 2018 году"

Авторы: Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), член Научного совета Франко-российского аналитического центра Обсерво, и Михаил Барабанов, эксперт Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), научный редактор журнала «Экспорт вооружений».

Переизбрание Владимира Путина в марте 2108 г. на очередной шестилетний президентский срок гарантирует сохранение реализуемых и сейчас основных направлений военного строительства и эволюционно-поступательной направленности развития вооруженных сил России. Украинский кризис и опыт, полученный в Сирии, тем не менее определили контуры новой Государственной программы вооружений на 2018-2027 гг., утвержденной президентом РФ в конце 2017 г. На фоне серьезной рационализации бюджетных расходов Россия отдает предпочтение скорее приобретению качественной современной военной техники, чем закупке в огромных количествах стандартных образцов вооружения.

Бюджетные параметры

Спад в экономике России в 2014-2016 гг. никак не повлиял существенно на оборонные расходы России, которые до 2016 г. непрерывно наращивались. Лишь в 2016 г. запланированные расходы на оборону по «базовой части» бюджета (3,09 трлн руб) были несколько сокращены по отношению к расходам 2015 г. (3,16 трлн руб). Однако на деле общие цифры исполненных расходов на оборону в 2016-2017 гг. включали осуществленные дополнительные выплаты правительством России суммарно почти 1 трлн руб по государственным гарантиям предприятиям оборонно-промышленного комплекса задолженностей перед коммерческими банками, возникшей из-за параллельного использования для финансирования Государственного оборонного заказа бюджетных и кредитных средств начиная с 2011 г. (примерно 792 млрд руб составили такие выплаты в 2016 г. и 200 млрд руб в 2017 г.). На практике это привело к увеличению фактических оборонных расходов в 2016 г. с плановых 3,09 трлн руб до рекордных 3,8 трлн руб, а в 2017 г. – с плановых 2,854 трлн руб до примерно 3,18 трлн руб. В свою очередь, это создало впечатление значительного сокращения военных расходов России в 2017 г., чего на самом деле по «базовой части» бюджета не было.

Изначально утвержденный оборонный бюджет на 2018 г. составлял 2,768 трлн руб, но уже к январю 2018 г. запланированные на год расходы были увеличены до 2,953 трлн руб, и не исключено, что в течении года фактические расходы будут снова увеличены и в итоге превысят общий уровень 2017 г., а по «базовой» части – достигнут пиковых уровней 2015-2016 гг (см. концевую сноску 1). В любом случае очевидно, что, с учетом рекордно низкого уровня инфляции (составившего в 2017 г. всего 2,5%) финансирование российского оборонного сектора и вооруженных сил в 2018 г. (и, вероятно, в 2019-2020 гг.) останется стабильным, сохраняя высокие уровни 2014-2017 гг.
В 2018 г. была начата реализация новой десятилетней Государственной программы вооружений на 2018-2027 гг. (ГПВ-2027), утвержденной президентом Путиным в декабре 2017 г. и выступающей в качестве плановой преемницы реализовывавшейся до того Государственной программы вооружений на 2011-2020 гг. (ГПВ-2020). Откладывание новой ГПВ-2027 на два года (изначально она должна была реализовываться как программа на 2016-2025 гг.) стало наиболее заметным проявлением бюджетных корректировок в области обороны в связи с экономическими проблемами после 2014 г. Однако в итоге ГПВ-2027 сохранила весьма высокие параметры предшествующей программы, предполагая выделение в десятилетний период 19 трлн руб. на закупки вооружения для вооруженных сил России, 3 трлн руб. на закупки вооружения для других силовых структур, и выделение 1 трлн руб. на модернизацию предприятий оборонной промышленности. Реализация ГПВ-2027 таким образом требует уровня закупок для вооруженных сил в первые годы не менее чем на 1,5 трлн руб в год с последующим ежегодным наращиванием. На 2018 г. государственный оборонный заказ запланирован именно в размере 1,5 трлн руб (см. концевую сноску 2).

В целом высокие закупочные расходы были характерной особенностью структуры российского оборонного бюджета последних лет, в числе чего объем Гособоронзаказа доходил в 2013-2016 гг. до 60-70 % всех оборонных расходов. Это связано прежде всего с реализацией затратной ГПВ-2020 и масштабным перевооружением. В 2016-2017 гг. доля расходов на закупки несколько снизилась в «базовом» бюджете, что, возможно, связано с затратами на развертывание новых частей и соединений на границе с Украиной, увеличением боевой подготовки, а также расходами на кампанию в Сирии. Хотя фактически высокий номинальный объем расходов на закупки в 2016-2017 гг. был поддержан упомянутыми выплатами примерно 1 трлн руб. в счет погашения задолженности оборонных предприятий, однако в итоге в 2017 и в 2018 гг. доля расходов на Гособорозаказ сократилась примерно до 50 % от общих оборонных затрат.

Доктринальные аспекты

Несмотря на усиление политической конфронтации с Западом, российское военное строительство до настоящего времени не претерпело существенных изменений в области доктрины и направленности по сравнению с предшествующими годами президентства Путина. Российское руководство достаточно твердо и целенаправленно уклоняется от каких-либо подчеркнуто антизападных военных мер, декларируя приверженнность действующим договорам в области ядерных вооружений с Соединенными Штатами, не прибегая к мобилизационным и чрезвычайным решениям и не внося существенных изменений в дислокацию вооруженных сил.

Основным новым фактором, повлиявшим на военное развитие России начиная с 2014 г., стал конфликт с Украиной, что вынудило Москву воссоздавать значительную группировку сухопутных войск на границах с Украиной, до того практически ликвидированную в ходе военных реформ 2008-2012 гг. Это потребовало значительных затрат, как на развертывание новых частей и их оснащение, так и на создание инфраструктуры.

Создание группировки на границе с Украиной, включающей в первом эшелоне три армии (1-ю гвардейскую танковую, 8-ю и 20-ю гвардейские) преследует цель создать мощный механизм военного давления на Украину, а в случае необходимости - силового решения «украинского вопроса» путем проведения крупномасштабной наземной операции. Развертывание сил на границе с Украиной и их техническое оснащение является сейчас очевидным приоритетом российского военного развития. Вместе с тем, создание данной группировки и инфраструктуры для нее проводится в достаточно постепенном порядке и вряд ли будет закончено ранее 2020 г.

Добавим, что в период с 2014 г. Россией была создана группировка сухопутных и авиационных сил в присоединенном Крыму, однако при этом численность крымской группировки достаточно ограничена и фактически не превышает общей численности украинских и российских сил, дислоцированных на полуострове до 2014 г. Характер группировки в Крыму имеет скорее оборонительный характер.

Несмотря на активное развертывание сил НАТО (и прежде всего США) в Прибалтике и Польше, Россия до настоящего времени практически не реагировала на это, сохраняя сильно сокращенную после 2009 г. группировку в регионе и практически не развертывала новых частей. Более того, российская группировка войск на Северо-Западе до последнего времени оставалась наиболее устаревшей в техническом отношении и не пользовалась приоритетом в получении нового вооружения. Лишь с 2016 г. в Калининградскую область были поставлены новые зенитные ракетные системы С-400 и береговые противокорабельные ракетные комплексы, а в начале 2018 г. развернуты и ракетные системы «Искандер-М». С 2017 г. в авиационные части на Северо-Западе России начали поступать новые истребители Су-30СМ и Су-35С, однако перевооружение на них ведется низкими темпами, а сухопутные войска в регионе не подвергаются существенной модернизации.

Это свидетельствует о том, что Кремль полагает вероятность конвенционального военного конфликта с Западом очень низкой, и продолжает полагаться в сдерживании США и НАТО главным образом на ядерные силы, хотя модернизация последних также осуществляется достаточно умеренными темпами.

Комплектование

Значительным достижением Министерства обороны России к 2018 г. стало значительное улучшение укомплектованности Вооруженных сил. К ноябрю 2017 г. укомплектованность вооруженных сил военнослужащими официально была доведена до 95% (при установленной штатной численности 1,013 млн чел.), при том, что еще в конце 2014 г. укомплектованность составляла 82% (3). Это было достигнуто как за счет увеличения численности офицеров – примерно до 225 тыс. чел. плюс 55 тыс. прапорщиков и мичманов (по сравнению с ограничением численности офицеров в период «Нового облика» в 150 тыс. чел.), так и поддержанием численности военнослужащих контрактной службы, количество которых достигло к осени 2017 г. 354 тыс. чел. (4).

В целом численность контрактников оставалась ниже плановых заданий, определенных на 2017 г. в 425 тыс. чел., и в течении десяти месяцев 2017 г. было принято лишь 55 тыс. новых контрактников. Несмотря на это, Министр обороны Сергей Шойгу заявил о намерении довести количество контрактников в войсках до 499,2 тыс. чел. к концу 2018 г. (5)

С целью наращивания численности офицеров производится возвращение части офицеров из запаса, увеличение набора в военные училища (численность слушателей военных академий и курсантов к началу 2018 г. была доведена до 22 тыс. чел.), а также сокращение срока обучения в военных училищах с 2018 г. с пяти до четырех лет.

Для повышения привлекательности вооруженных сил как работодателя на 2018 г. было запланировано первое с 2012 г. повышение денежных окладов офицерам и контрактникам.

При этом вооруженные силы России сохраняют смешанный характер комплектования – в 2017 г. на военную службу было призвано 276 тыс. призывников (в 2016 г. – 275 тыс.) (см. концевую сноску 6).

Продолжается совершенствование системы резерва. Сформированы окружные командования резерва (территориальных войск), начато формирование территориальных дивизий. С 2015 г. ведется формирование организованного резерва первой очереди на контрактной основе.

Сирийский фактор

Важнейшим фактором, оказывавшим влияние на российскую военную систему, остается участие вооруженных сил России с сентября 2015 г. в военной интервенции в Сирии. До последнего времени сирийская кампания оставалась для России историей успеха. В 2017 г. при активной поддержке российских сил, правительственным войсками Сирии удалось добиться окончательного перелома в гражданской войне, закрепив это новыми победами в 2018 г. Силы «Исламского государства» в Сирии практически разгромлены, а более умеренная сирийская вооруженная оппозиция, несмотря на активную ее поддержку со стороны Запада и арабских монархий, в значительной мере утратила перспективы и оттеснена на периферию страны.

Все это было достигнуто Россией путем задействования весьма небольшой своей группировки (прежде всего авиационной) и ценой весьма незначительных потерь. Российские вооруженные силы получили огромный опыт действий при удаленном развертывании, обеспечения логистики на «заморском театре», и применения потенциала воздушной мощи. В кампании в Сирии активно проходят «обкатку» образцы современных российских систем вооружения. Также весьма показателен опыт широкого задействования Россией в Сирии сил специальных операций и частных военных компаний.

Очень существенным является то обстоятельство, что через кампанию в Сирии по ротации пропускаются практически все высшие российские командиры. Согласно сделанному в ноябре 2017 г. заявлению начальника Генерального Штаба Вооруженных Сил России генерала армии Валерия Герасимова, через группировку войск в Сирии со своими штабами «прошли все командующие войсками военных округов, общевойсковыми армиями и армиями ВВС и ПВО, почти все командиры дивизий и более половины командиров общевойсковых бригад и полков» Вооруженных Сил России. Все эти командиры, получившие опыт в победоносной для России сирийской кампании, где роль авиации была решающей, где широко применялись силы специальных операций и современные виды оружия, могут оказать существенное влияние на русское военное строительство на длительное время вперед.

В то же время военные удары США по сирийским объектам весной 2018 г. едва не поставили российские и американские силы на грань прямого столкновения и продемонстрировали пределы российской мощи и влияния в Сирии. Вероятно, США и далее будут стремиться ослабить российские позиции в Сирии и не допустить полной победы сирийского режима, что, в свою очередь, приведет к дальнейшему затягиванию сирийского конфликта, к усилению военно-политической конфронтации с Западом и к невозможности для России военного «ухода» из Сирии.

Стратегические и тактические ядерные силы

Модернизация российских стратегических ядерных сил продолжается умеренными темпами. В Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) продолжается замена межконтинентальных баллистических ракет старых типов (шахтных УР-100НУТТХ и подвижных «Тополь») ракетами «Ярс» в шахтном и подвижном исполнении. На 2018 г. заявлена планируемая поставка «более 20» ракетных комплексов «Ярс» в обеих исполнениях, что примерно соответствует ежегодному уровню поставок в 2014-2017 гг. (см. концевую сноску 7).

В 2018 г. будет продолжена начатая в 2107 г. программа испытаний новой тяжелой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты «Сармат», с переходом от бросковых пусков к полноценным. Начало развертывания ракет «Сармат» для замены старых тяжелых ракет Р-36М2 ожидается в 2021 г. (см. концевую сноску 8).

Заявлено о начале производства в 2018 г. гиперзвуковых планирующих боевых блоков «Авангард», которыми первоначально должны быть оснащены старые шахтные баллистические ракеты УР-100НУТТХ (9). В то же время стало известно о приостановке по экономическим и политическим соображениям разработки новой баллистической ракеты подвижного железнодорожного базирования «Баргузин» и замораживании развертывания уже частично испытанной легкой подвижной баллистической ракеты «Рубеж» (10).

В 2018 г. будет продолжена модернизация стратегических бомбардировщиков Ту-95МС и Ту-160 (11) темпом по несколько самолетов в год с оснащением их новыми стратегическими крылатыми ракетами Х-101 и Х-102. Также будут переданы ВКС первые несколько прошедших модернизацию дальних бомбардировщиков Ту-22М3М, а самолеты этого типа начнут получение новых сверхзвуковых ракет Х-32 (12).

На рубеже 2017-2018 гг. в опытную войсковую эксплуатацию поступила субстратегическая аэробаллистическая ракета «Кинжал», носителями которой являются модифицируемые истребители МиГ-31К (13).

В морских стратегических ядерных силах России 2018 г. не принесет существенных изменений, поскольку ввод в строй достраивающейся головной атомной ракетной подводной лодки модифицированного проекта 955А «Князь Владимир» (четвертой в серии проекта 955 в целом) был перенесен на 2019 г. (14).

В 2018 г. сухопутным войскам должны быть поставлены дополнительные два бригадных комплекта оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер-М». Это позволит окончательно снять с вооружения устаревшие ракетные комплексы «Точка-У» и довести общее количество ракетных бригад, оснащенных комплексом «Искандер-М», до 13 (см. концевую сноску 15).

Cухопутные войска

Основным направлением их развития в 2018 г. останется продолжение формирования и насыщение людьми и техникой новых соединений и частей, созданных в последние два года на границе с Украиной - в первую очередь трех новосформированных мотострелковых дивизий - 3-й (со штабом в Богучаре, Курская область) в составе 20-й гвардейской армии, 144-й (Смоленск) в составе 1-й гвардейской танковой армии, и 150-й (Новочеркасск) в составе новой 8-й гвардейской армии. Эти три дивизии первого эшелона станут основой «кулаков», нацеленных на территорию Украины по трем основным операционным направлениям. В составе этих армий также активно продолжится процесс создания частей усиления – в первую очередь, в 8-й гвардейской армии, где они создаются «с нуля».

Помимо этого, в 2016-2017 гг. были сформированы еще две дивизии – 42-я гвардейская мотострелковая в Чечне и 90-я гвардейская танковая на Урале. В 2018 г. было объявлено о начале формирования 127-й мотострелковой дивизии в Восточном военном округе. Не исключено, что в 2018 г. начнется формирование еще двух или трех танковых и мотострелковых дивизий (см. концевую сноску 16).

В противовес этому создание новых соединений на северо-западном направлении практически не ведется – за исключением создания одного отдельного танкового полка в Калининградской области. Формирование новых арктических частей также более практически не производится.

Сухопутные войска в 2018 г. продолжат пополнение в умеренных количествах модернизированной боевой техникой старых образцов, включая танки Т-72Б3 модифицированного образца 2016 г., танки Т-80БВМ, модернизированные боевые машины БМП-2, самоходные артиллерийские и реактивные системы. Так, модернизация танков в последние несколько лет поддерживается на уровне 250-300 единиц в год, что позволило переоснастить модернизированными машинами Т-72Б3 значительную долю линейных частей. В ограниченных количествах продолжится поступление бронетранспортеров БТР-82А нового производства, колесных бронированных машин «Тайфун», систем ПВО С-300В4, «Бук-М3» и «Тор-М2» и будут начаты поставки нового автотранспорта. Активно ведутся поставки различных малых БЛА в больших количествах.

Продолжится отработка и испытания перспективных боевых платформ – танка Т-14 «Армата» и БМП Т-15 на его базе, БМП «Курганец-25», колесного бронетранспортера «Бумеранг», самоходной артиллерийской системы «Коалиция-СВ», однако начало поступления их серийных образцов в армию следует ожидать не ранее 2021 г.

Воздушно-десантные войска

Продолжается процесс усиления Воздушно-десантных войск (ВДВ), которые являются в Вооруженных Силах России «элитными» интервенционными войсками со своим «esprit de corps». Вместе с тем амбициозные планы командования ВДВ по наращиванию их численности постоянно откладываются на будущее – это относится и к формированию третьих парашютно-десантных полков в четырех существующих дивизиях ВДВ, и к планам переформирования дислоцированной в Ульяновске 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады обратно в 104-ю дивизию (в статусе которой она была до 1998 г.) – последнее отнесено на 2023 г. (см. концевую сноску 17).

В то же время продолжается утяжеление структуры ВДВ - в 2018 г. планируется начать переформирование ранее сформированных в составе каждой дивизии и отдельной бригады ВДВ танковых рот в полноценные танковые батальоны. Эти танковые части оснащаются модернизированными танками Т-72Б3 (см. концевую сноску 18).

В результате в 2018 г. ВДВ не претерпят серьезных организационных изменений, но продолжат получать новую боевую технику (в среднем два батальонных комплекта новых боевых машин десанта БМД-4М и бронетранспортеров БТР-МДМ в год), а также новую экипировку и снаряжение. После 2020 г. ВДВ должны начать получение находящихся сейчас на этапе испытаний колесных бронированных машин, новых самоходных орудий и комплексов ПВО.

Воздушно-космические силы

Воздушно-космические силы России (ВКС, как они именуются с 2015 г.) пожали наибольшие плоды от усилий правительства Путина по модернизации Вооруженных Сил в последнее десятилетие. Модернизация ВВС/ВКС велась после 2010 г. наиболее успешно по сравнению с другими видами Вооруженных Сил, что связано как со значительными ресурсами, направленными на закупки новой авиационной техники и систем ПВО, так и с отработанностью основных видов закупаемых авиационных комплексов (в том числе за счет экспорта).

С 2000-х гг. и до начала 2018 г. Министерство обороны России получило 347 боевых самолетов новой постройки и 95 учебно-боевых самолетов. Также ВКС России в последнее десятилетие получили один новый стратегический бомбардировщик Ту-160 и четыре дальних самолета наблюдения и разведки и 39 транспортно-пассажирских самолетов.

Активно ведется модернизация парка боевых самолетов Су-24М, Су-25, Су-27 и МиГ-31, начаты программы модернизации дальних бомбардировщиков Ту-22М3, Ту-95МС и Ту-160 и военно-транспортных самолетов Ил-76МД. В сумме это позволило обновить новыми и модернизированными самолетами до 60% парка тактической авиации, в ближайшие два-три года, видимо, с вооружения боевых линейных частей ВКС будут полностью сняты остающиеся немодернизированные истребители МиГ-29 и Су-27.

Последние несколько лет поставки новых самолетов Министерству обороны России несколько снижаются, отчасти из-за отказа от выпуска ряда устаревших типов (МиГ-29СМТ и Су-30М2), отчасти по финансовым причинам и перераспределения средств на другие программы, тем не менее, в 2018 г. ожидается поставка ВКС и Морской авиации 40 новых боевых самолетов (14 Су-30СМ, 16 Су-34 и 10 Су-35С) и 18 учебно-боевых самолетов Як-130 (часть последних перешла с программы 2017 г.) (см. концевую сноску 19).
Также ВКС России должны получить в 2018 г. один стратегический бомбардировщик Ту-160 в модернизированном исполнении, два самолета-пункта управления Ту-214ПУ-СБУС, три транспортно-пассажирских самолета Ан-148-100Е и три первых серийных военно-транспортных самолета Ил-76МД-90А, хотя последняя программа продолжает тормозиться.

Полноценное серийное производство перспективного истребителя пятого поколения ПАК ФА (Т-50, Су-57) с оснащением им линейных частей ВКС ожидается только в облике «второго этапа» с новым двигателем не ранее чем с 2027-2028 гг.

Происходит интенсивное обновление парка армейской авиации ВКС России. В последние несколько лет количество новых вертолетов, поставляемых Министерству обороны, превышает 100 машин в год. К настоящему времени законтрактовано более 450 новых боевых вертолетов Ми-28Н, Ми-35М и Ка-52, из которых более 300 уже поставлено, и их поставки ведутся темпом до 40-50 машин в год. Ведутся постоянные закупки постоянно совершенствующихся новых транспортных вертолетов семейства Ми-8 (по несколько десятков в год), закуплено более 20 тяжелых транспортных вертолетов Ми-26 нового производства и более 80 легких вертолетов Ка-226 и «Ансат».

С 2012 г. для ВКС России осуществляется массированная закупка новых систем авиационного вооружения, причем основной упор делается на крылатые ракеты большой дальности, высокоточное оружие класса «воздух-поверхность» и новые управляемые ракеты класса «воздух-воздух». В том числе на вооружение начали поступать комплексы оружия класса «воздух-поверхность» со спутниковой системой наведения и ракеты класса «воздух-воздух» средней и большой дальности с активным радиолокационным самонаведением.

Продолжается интенсивное совершенствование Войск ПВО-ПРО ВКС и их техническое перевооружение на комплексы нового поколения. В период с 2007 г. и по начало 2018 г. Войска ПВО-ПРО ВКС получили уже 20 полковых комплектов системы С-400 (до 45 дивизионов), и их поставки продолжаются темпом до 10 дивизионов в год. Также ведется поставка новых зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С» и активное обновление парка радиолокационных систем обнаружения, совершенствование системы боевого управления.

Военно-морской флот

В противовес ВКС, Военно-морской флот (ВМФ) России, который был объявлен в ГПВ-2020 одним из приоритетов наряду с авиацией, продолжает испытывать трудности с обновлением корабельного состава и находится в значительной мере в кризисном положении. Это связано как с трудностями в судостроительной отрасли (в том числе в связи с прекращением поставок газотурбинных двигателей с Украины и дизельных двигателей из Германии), так с проблемами отработки новых систем вооружения и оборудования для флота. Кроме того, значительное количество кораблей ВМФ советской или ранней постсоветской постройки требуют ремонта, что повлекло за собой в последние годы вывод значительного количества боевых единиц в ремонт, сроки которого также затягиваются.

В результате уровень исправности и боеготовности кораблей ВМФ России сейчас парадоксальным образом находится, вероятно, на самом низком уровне с момента распада СССР, что ведет к интенсивной эксплуатации остающихся боеготовых кораблей флота (в том числе в развертываниях, связанных с операцией в Сирии) и потенциально опять-таки, к возрастанию проблем с боеготовностью. Трудности в строительстве новых крупных кораблей и атомных подводных лодок командование ВМФ России пытается компенсировать строительством недорогих малых ракетных корветов проектов 21631 (Buyan-M class) и 22800 (Karakurt class), оснащенных ракетным комплексом «Калибр», а также возобновлением постройки дизель-электрических подводных лодок советского проекта 877/636 (Kilo-class), однако с точки зрения «океанских притязаний» ВМФ России эти корабли представляются лишь эрзацами.

На низком уровне боеготовности находится российский нестратегический атомный подводный флот, где большая часть сохранившихся атомных подводных лодок советских проектов находится в ремонте, и за 17 лет была введена в строй только одна новая многоцелевая лодка – головная новая «Северодвинск» проекта 885 в 2013 г. Вторая лодка «Казань» модернизированного проекта 885М будет сдана флоту только в 2019 г., и общее количество исправных атомных нестратегических подводных лодок сейчас в ВМФ не превышает десяти. Ситуация начнет меняться к лучшему только через несколько лет, с завершением ремонта ряда лодок и с развертыванием серийной постройки лодок проекта 885М.

Аналогичны проблемы и в надводных силах, где пополнение в последние годы было весьма скудным и медленным. Тем не менее, можно ожидать, что 2018 г. будет отчасти переломным в этом отношении, поскольку в строй по завершении длившихся четыре года испытаний и доработок будет введен головной фрегат нового проекта 22350 «Адмирал Флота Советского Союза Горшков», что откроет дорогу серийному строительству кораблей этого типа, которые, видимо, составят в перспективе основу надводных сил ВМФ.

Ситуация с кораблями других типов также улучшится в 2018 г. - ВМФ России получат фрегат «Адмирал Макаров» (третий проекта 11356 Talwar-class), два больших корвета проектов 20380 и 20385 («Стерегущий»-class), пять малых корветов проектов 21631, 22800 и 22160, большой десантный корабль «Иван Грен» проекта 11711, один тральщик нового поколения проекта 12700 (второй в серии), несколько катеров и вспомогательных судов. С 2019-2020 гг. можно ожидать наращивания постройки кораблей новых типов.

В морской авиации в 2017-2018 гг. начата серийная поставка модернизированных противолодочных вертолетов Ка-27М, но в целом темпы перевооружения морской авиации будут низкими (ожидается получение лишь не более пяти новых истребителей Су-30СМ и одного или двух модернизированных противолодочных самолетов Ил-38Н).

В то же время продолжится интенсивное перевооружение береговых частей ВМФ – в частности, силы береговой обороны продолжат получение береговых противокорабельных ракетных комплексов «Бастион-П» и «Бал». Морская пехота в 2018 г. начала снова получать на вооружение танки, которых она лишилась в 1990-е гг.

Заключение

Правительство Путина продолжает достаточно осторожное и сдержанное консервативное военное строительство, тщательно соизмеряя уровень военных расходов с реальными экономическими возможностями России, уклоняясь от прямого военного соперничества с США и НАТО. Приоритет отдается модернизации ядерных сил с одновременным усилением группировки сухопутных войск, нацеленной на возможное военное вмешательство на Украине.
Ссылки:

1. Данные Федерального казначейства России об исполнении бюджета.

2. Заявление Министра обороны России Сергея Шойгу на Коллегии Министерства обороны России 03.05.2018.

3. Выступление Начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации Валерия Герасимова на Коллегии Министерства обороны России 07.11.2017.

4. Карпов А. Ставка на качество: Владимир Путин сократил численность Вооруженных сил России // RT, 17.11.2017.

5. Шойгу: число контрактников в 2018 году должно достичь 500 тысяч человек // РИА Новости, 07.11.2017.

6. Выступление министра обороны России Сергея Шойгу на расширенном заседании Коллегии Министерства обороны России 22.12.2016.

7. Интервью командующего Ракетными войсками стратегического назначения Сергея Каракаева // Красная Звезда, 14.12.2017.

8. Источник: первый полк с ракетой «Сармат» должен заступить на боевое дежурство в 2021 году // ТАСС, 29.03.2018.

9. Стратегический комплекс «Авангард» запущен в серийное производство – источник // РИА Новости, 04.03.2018.

10. Источник: комплекс "Авангард" заменил "Рубеж" в госпрограмме вооружения до 2027 года // ТАСС, 22.03.2018.

11. Латыпов Т. 17-й «Белый Лебедь» России: в Казани достроили новый Ту-160 // Веб-страница: www.business-gazeta.ru/article/363841.

12. Модернизация находящихся в строю Ту-22М3 начнется в 2018 году // ТАСС, 17.11.2017.

13. Десять МиГ-31 с ракетами «Кинжал» заступили на боевое дежурство // РИА Новости, 05.05.2018.

14. Сдачу первого модернизированного «Борея-А» перенесли на 2019 год // Веб-страница: https://flotprom.ru/2018/298532.

15. Ракетное соединение 20-й армии ЗВО получит новую технику // Пресс-служба Западного военного округа, 05.12.2017.

16. Выступление министра обороны России Сергея Шойгу на заседании Коллегии Министерства обороны России 25.05.2018.

17. 31-я отдельная гвардейская десантно-штурмовая бригада будет преобразована и вновь станет дивизией – Шаманов // Интерфакс-АВН, 05.05.2018.

18. ВДВ РФ в 2018 году сформируют три танковых батальона в двух дивизиях и одной бригаде // ТАСС, 31.07.2017.

19. Данные Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) по материалам российских СМИ.