Fr Fr

Глава 4. Регионы

Рамов Антон
3 Ноября 2019

"Обращение с отходами: региональное измерение"

В России за год образуются порядка 60 млн тонн твердых бытовых отходов. В столичном регионе при этом производится 20% от всех российских отходов (11, 7 млн тонн: 7,9 млн в самой Москве, 3,8 млн тонн – в Московской области). До последнего времени Москва свозила свои отходы в Подмосковье, где их захоранивали на мусорных полигонах. Ежегодно в Подмосковье на полигонах оседало порядка 10 млн тонн мусора.

Захоронение мусора как решение всех проблем

Концепция накопления мусора на полигонах твердых бытовых отходов была унаследована новой Россией еще с советских времен. Однако тогда страна производила в десятки раз меньше отходов, был дефицит товаров. Действовала централизованная государственная система сбора вторичного сырья.

В 1990-х годах после распада СССР эта система была разрушена, и мусорная отрасль сильно криминализировалась. С годами бизнес стал более «респектабельным». Сегодня он контролируется через длинную цепочку фирм-посредников, зарегистрированных в офшорах.

Даже в современных российских городах-миллионниках, где стандарты потребления населения близки к среднеевропейским, до сих пор не запущена отлаженная система сбора мусора. В настоящее время сжигается и перерабатывается меньше 10% от всех московских отходов (еще меньше в масштабах страны).

Поскольку свободные площади организованных в советское время мусорных полигонов стремительно исчерпывались, ситуация требовала принятия срочных мер либо их комбинаций: открытия новых мусорных полигонов для захоронения отходов, строительства мусоросжигающих заводов, организации системы переработки мусора. С 2013 года по настоящее время в Московской области было закрыто 24 из 39 мусорных полигонов в связи с их полным заполнением. Оставшиеся свалки должны были прекратить работу в ближайшее время.

Самое громкое закрытие произошло в июне 2017 г., когда Владимир Путин во время телевизионной прямой линии с гражданами получил жалобу из подмосковного города Балашиха, где находился один из крупнейших в России мусорных полигонов – Кучино (ежегодно принимал до 600 тыс. тонн отходов). Президент потребовал срочно закрыть его на следующий день, т.е. попытался решить системную проблему в ручном режиме. Был уволен глава города. Однако мусор, который все равно вывозился сотнями грузовиков из столицы, ежедневно требовалось где-то размещать. Начали возникать стихийные свалки вдоль автодорог Подмосковья, возросла нагрузка на оставшиеся полигоны.

В конце января 2018 г. московский мэр Сергей Собянин заявил об ускоренном введении в эксплуатацию четырех мусоросжигательных заводов (МСЗ) в Подмосковье. Сроки строительства – в течение трех-четырех лет (ранее планировалось через пять лет – к 2023 г.). Подрядчиком выступает компания РТ-Инвест, подконтрольная государственной корпорации «Ростех» (глава Ростеха – Сергей Чемезов, входящий в ближний круг президента России). Мощность планируемых МСЗ – 700 тыс. т отходов в год каждый (общая мощность – 2,8 млн т отходов). Таким образом, согласно этому проекту объем захоронения отходов в Московском регионе должен снизится на 30%.

Бурные протесты в Подмосковье

Однако планы московских властей вызвали бурные протесты: в каждом месте, где запланировано строительство мусоросжигающих заводов (Ногинский, Солнечногорский, Воскресенский и Наро-Фоминский районы) жители выступили резко против (митинги, голодовки, перекрытия трасс). Протесты по всему Подмосковью идут с лета 2017 года: люди выступают за закрытие мусорных полигонов и отвергают сжигание отходов как альтернативу.

Острейший кризис возник в Волоколамске (98 км от Москвы). В конце марта 2018 г. 76 детей обратились к врачам, 6 были госпитализированы в местную больницу с симптомами отравления (тошнота, рвота, головокружение). Причина – выброс свалочных газов на полигоне «Ядрово», расположенного всего в 4-х км от города. До этого на «Ядрово» начали перенаправлять мусор с закрытого полигона «Кучино».

Глава Волоколамска района Евгений Гаврилов приехал навестить детей в больницу и столкнулся со стихийным митингом, на который пришли 5 тыс. человек, т.е. каждый четвертый житель города. «Думаешь, всё купил? Отвечай! Если мой внук умрет, я тебе эти твои очки сейчас в жопу вставлю», - заявил Гаврилову доведенный до бешенства мужчина. Видео с этим диалогом попало в Youtube, набрав сотни тысяч просмотров. В районе был введен режим ЧС. Гаврилов на следующий день был отправлен в отставку. Подмосковного губернатора Андрея Воробьева, который приехал успокаивать людей (именно он предложил Гаврилова на пост главы района в 2012 г.), разгневанное население закидало снежками. Мэр г. Волоколамска коммунист Петр Лазарев в целом солидаризовался с протестующими, что говорит о возможном расколе региональных элит при обострении ситуации. Власти пообещали провести дегазацию с привлечением голландских специалистов, а затем закрыть полигон к 2020 г.

Сегодня есть две вещи, которые могут заставить обычного россиянина выйти на улицу: 1) непосредственная угроза собственному благополучию и 2) дети. В Волоколамске два этих фактора совпали, породив серьезную мобилизацию.

«Нет московским помоям»

В декабре 2018 г. ситуация резко обострилась в Архангельской области, где власти запланировали строительство гигантского ЭкоТехноПарка «Шиес» (ж/д станция на границе Архангельской области и Республики Коми), на который компания-инвестор планирует ввозить для захоронения брикетированные бытовые отходы из Москвы.

Конфликт усугубился заявлением губернатора Архангельской области Игоря Орлова, который, комментируя вопрос, что 94% населения, согласно соцопросам, выступает против строительства мусорного полигона, заявил, что «мне плевать на их рейтинги и голосования по поводу того, что они обо мне думают». Участников протестов он назвал «шелопунью». Поморы ответили новыми митингами, глубоко оскорбленные презрительными словами губернатора, с плакатами «мы не шелупонь» и «губернатора на свалку», «нет московским помоям на Шиесе», «долой мусорный геноцид» и т.д.

В декабре 2018 г. на «мусорные» протесты в области вышли, по данным организаторов, до 30 тыс. человек. Чиновники убеждают местных жителей в полной экологической безопасности проекта, однако на вопрос, почему, если это так безопасно, мусор собираются везти из столицы за 1200 (!) км на север по железной дороге, ответа не дают. Жители опасаются загрязнения бассейнов рек (Вычегды, Северной Двины) и региональной экологической катастрофы.

«Россия не помойка»

На таком сложном фоне с 1 января 2019 г. в России вступила в силу так называемая «мусорная реформа», предусматривающая изменения системы взимания тарифов за вывоз мусора и создание Единого мусорного оператора. По сути речь идет о переделе всего рынка, во многом сложившегося стихийно в постсоветские годы. Решения, принимаемые властями, выглядят несогласованными, не направленными на комплексное решение проблем, копившихся десятилетиями с момента распада СССР.

3 февраля 2019 г. прошла всероссийская акция под лозунгом «Россия не помойка (в 25 регионах) против мусорных свалок и полигонов вблизи населённых пунктов и против «мусорной реформы». Акции прошли, среди прочего, в Казане, в Красноярске, Калининграде, Тольятти, Ижевске, Чебоксарах и Кирове, Новосибирске, Барнауле, Омске, Санкт-Петербурге и собирали от нескольких десятков до нескольких сотен участников. В Москве акция не была согласована. Одна из самых многочисленных акций прошла в Архангельской области (в г. Архангельске – порядка 2 тыс. человек, также в Северодвинске, Шенкурске, Котласе, Урдоме, Красноборске и др. городах), где люди продолжают активно протестовать в связи со строительством полигона «Шиес».

Интересно отметить децентрализованный характер этих протестов, у них нет единого лидера или центра принятия решений (что роднит их с «желтыми жилетами» во Франции). Люди самоорганизуются через соцсети, мессенджеры. Власти прибегают к точечным репрессиям, таким как административные аресты и серьезные штрафы (сотни тысяч рублей) против самых активных участников, но поскольку у протеста нет единого центра, это не останавливает движение. Деятельное участие в них принимают бывшие главы поселковых администраций (например в Урдоме, где жители вышли на протест впервые за всю 90-летнюю историю поселения). Власти, особенно региональные, по-прежнему придерживаются принципа николаевской царской России «держать и не пущать». Порой они оказываются в весьма непростой ситуации, когда, как в случае с протестами в Архангельской области, местная полиция и местный ОМОН де-факто отказываются разгонять несогласованный (в России действует уведомительный характер проведения митингов, но власти, зачастую под надуманными предлогами, могут не согласовать место и время проведения, т.е. фактически запретить) митинг, а городская полиция самоустраняется.

Среди ключевых проблем, которые препятствуют диалогу между властью и обществом, отметим: практически тотальное недоверия между жителями и чиновниками, (жители не верят в экологичность мусоросжигающих заводов, соблюдение правил захоронения мусора, переработку раздельно собранного мусора); неспособность власти выстраивать коммуникацию с населением; отсутствие культуры раздельного сбора мусора у населения, политическая система, настроенная на решение любых вопросов в ручном режиме.

По мнению известного российского политолога Валерия Соловья, ситуация в Шиесе говорит о том, что «единственный способ в России чего-то добиться — это протестовать. Выходить на улицу и настойчиво требовать своего. Петиции, обращения в суд, жалобы и мольбы безрезультатны.»

***

В России, по разным оценкам, мусоропереработка стоит от 2,5 до 3 млрд долларов в год. Мусор, в отличии от нефти и газа, никогда не закончится. Желание зарабатывать на мусоре и контролировать финансовые потоки никуда не исчезнет. Ведь как заметил еще в I в. н.э. римский император Веспасиан, который ввел налог на общественные уборные, «деньги не пахнут» (pecunia non olet). Экологическая повестка в России лишь набирает обороты, протесты будут множиться.