Fr Fr

Рубрика "Новый взгляд" - выпуск №1 "Не выходя из тупика: политика Франции в Сахеле"

Чихачев Алексей
19 Октября 2020

Предлагаем Вашему вниманию первую статью нашей новой рубрики, которая получила название «Новый взгляд». Здесь в свободном доступе мы будем размещать статьи молодых российских и французских исследователей о России и Франции.

Открывает рубрику молодой исследователь из Санкт-Петербурга, эксперт Российского Совета по международным делам и Международного дискуссионного клуба «Валдай» Алексей Юрьевич Чихачев. Он подготовил обзор французской политики в Сахеле на современном этапе.

Приглашаем молодых исследователей (аспирантов, соискателей, младших научных сотрудников), занимающихся политическими, экономическими, социологическими, региональными или культурологическими проблемами России или Франции, связаться с нами по адресу: daria.frantz@ccifr.ru (просим приложить краткую справку о себе и примеры опубликованных статей).

Выпуск №1 "Не выходя из тупика: политика Франции в Сахеле"

Одним из ключевых направлений дипломатической активности действующего французского лидера Эммануэля Макрона сегодня остается Сахель. В данном регионе президент продолжает борьбу против международного терроризма, начатую его предшественником в формате военной операции «Бархан», и предлагает все новые и новые многосторонние инициативы для поддержки местных государств. За прошедшие три года работы Париж добился здесь определенных успехов, но в то же время столкнулся с рядом старых и новых трудностей, не позволяющих обеспечить долгосрочную стабилизацию региона. В настоящей статье обобщаются промежуточные итоги сахельской политики Э. Макрона и выявляются ее перспективы на ближайшие годы.

Основные проблемы

Согласно Стратегическому обзору по обороне и национальной безопасности, принятому в самом начале президентства Э. Макрона, ключевым вызовом для французской дипломатии в Сахеле является возрастающая активность террористических группировок (концевая сноска 1). Следует напомнить, что еще с начала 2010-х гг. на территории Мали и сопредельных стран базируются разнообразные джихадистские организации, осуществляющие регулярные атаки на населенные пункты и военные объекты. Деятельность боевиков создает благоприятную почву для сопутствующих негативных явлений (контрабанды оружия, наркотрафика, торговли людьми) и ныне представляет комплексную угрозу миру и развитию всей Западной Африки и соседнего Магриба. По ориентировочным оценкам, количество террористов составляет несколько тысяч человек, тогда как число жертв их актов неуклонно растет (с 770 в 2016 г. до минимум 4 тыс. в 2019-м) (концевая сноска 2). С 2017 г. координирующую роль среди боевиков играет «Группа поддержки ислама и мусульман», возникшая из осколков других структур (концевая сноска 3) и присягнувшая на верность «Аль-Каиде» (концевая сноска 4).

Поскольку Франция воспринимает Сахель в качестве зоны своего исторического влияния, еще в 2013 г. по приказу Ф. Олланда была запущена миротворческая операция «Сервал» (в пределах Мали), год спустя переквалифицированная в «Бархан» (также на территории Чада, Нигера, Буркина-Фасо и Мавритании). Новое руководство Пятой Республики полностью поддержало проведение этой экспедиции и обещает продолжать ее столько, сколько будет необходимо. По состоянию на июнь 2020 г. объем задействованных сил сводится к 5,1 тыс. солдат и офицеров, 530 бронеавтомобилям, 22 вертолетам и другой технике (концевая сноска 5). В качестве официальной задачи операции провозглашается не только собственно победа над джихадистами, но и помощь в формировании местных армий. Как сообщила в феврале 2019 г. министр вооруженных сил Ф. Парли, французский контингент нейтрализовал в общей сложности более 600 боевиков (концевая сноска 6), после чего в июне 2020 г. был достигнут наиболее значимый за последнее время успех – уничтожение лидера местной «Аль-Каиды» А. Друкделя.

Хотя сегодня военное присутствие, очевидно, помогает Парижу поддерживать собственное влияние в сахельском регионе (что особенно важно с точки зрения контроля над местными ресурсами), нельзя не заметить, что оно сопровождается и рядом трудностей. С одной стороны, операция «Бархан» дорого обходится в кадровом и финансовом аспектах: к настоящему моменту французская армия потеряла в Сахеле уже несколько десятков человек убитыми, в том числе единовременно 13 военнослужащих в ноябре 2019 г. Каждая потеря сопровождается болезненной реакцией французского общества, пусть пока преимущественно (58%) поддерживающего эту экспедицию (концевая сноска 7). Что касается денежных трат, то, по данным эксперта-африканиста С. Микайлофа, это примерно 700 млн евро ежегодно (концевая сноска 8), – более половины от всех средств, которые военное ведомство регулярно получает на ведение всех военных операций.

С другой стороны, само по себе длительное военное присутствие Франции в Сахеле не решает всего спектра проблем, стоящих перед государствами региона. Для западноафриканских стран остаются по-прежнему актуальными задачи скорейшего развития здравоохранения и образования, борьбы с безработицей, сокращения коррупции, обеспечения межэтнического мира, – каждая из которых только усугубилась с недавним распространением пандемии коронавируса. Как показал августовский переворот в Мали, местные государственные системы все еще слишком неустойчивы, чтобы браться за назревшие реформы. В таких условиях вмешательство французских военных постоянно рискует быть воспринятым как рецидив неоколониальной политики «Франсафрик», от которой все последние президенты Пятой Республики решительно открещиваются.

Самое главное, даже несмотря на тактические военные победы, за все годы проведения операции «Бархан» террористическая угроза из региона так и не исчезла. Более того, по сравнению с 2014 г. ситуация отчасти становится даже хуже, учитывая, что джихадистские элементы, некогда вытесненные в Сахару, возобновили свою деятельность в ключевом субрегионе Липтако-Гурма – трехграничье Мали, Буркина-Фасо и Нигера. Поэтому Э. Макрон все свое президентство делает основной акцент не только и не столько на военном разрешении сахельского конфликта, сколько на двух других элементах практикуемой им концепции «3D» (Défense, Dipmolatie, Développement) – дипломатии и развитии.

Важнейшие инициативы Эммануэля Макрона в регионе

За три года у власти действующее руководство Франции сформулировало целый ряд многосторонних предложений и проектов, пытаясь усилить взаимодействие с членами «сахельской пятерки» (G5), укрепить их внутреннее единство и одновременно привлечь в регион дополнительных союзников:

- «Сахельский альянс» – запущен в июле 2017 г. по совместному решению Парижа и Берлина при участии Всемирного банка, Африканского банка развития и других партнеров. Призван координировать все гуманитарные и экономические проекты на благо региона, аккумулировать средства, выделяемые государствами, международными организациями, НКО и бизнесом. По состоянию на 2020 г. поддерживает более 800 направлений работы общей стоимостью в 11,6 млрд евро (9). Однако большинство этих проектов носят технический характер и не могут принципиально изменить социально-экономическую ситуацию.

- Совместный воинский контингент стран G5 – окончательное решение о его создании было принято летом 2017 г. на саммите в Бамако. Предназначен для отработки координации вооруженных сил африканских государств и поддержки операции «Бархан». Начал развертывание на рубеже 2017-2018 гг., но с того момента, по существу, так и не приступил к самостоятельным действиям, столкнувшись с нехваткой финансирования. Сумму даже на первый год работы – 470 млн евро – пришлось испрашивать у внешних спонсоров (США, ЕС, ОАЭ, Саудовской Аравии и др.) (10), но и таким образом собрать ее полностью не удалось.

- «Партнерство для безопасности и стабильности в Сахеле» (P3S) – анонсировано на полях саммита «Группы семи» в Биаррице (август 2019 г.). Предполагает ускоренное обучение местных правоохранительных органов, дополняя в этой части миссии MINUSMA и EUTM (уже действующие под эгидой ООН и ЕС соответственно), а также помощь в совершенствовании судебных систем. К настоящему моменту существует скорее только на бумаге, как и Динарское партнерство по борьбе с преступными трафиками, предложенное Францией в апреле того же года.

- «Сахельская коалиция» – сформирована в январе 2020 г. на полях саммита в По в составе все тех же пяти сахельских государств и Франции при участии ООН, институтов ЕС, Африканского союза и Международной организации Франкофонии. Нацелена на систематизацию всех предыдущих форматов вокруг четырех приоритетов: борьбы с терроризмом, укрепления военных возможностей африканских стран, восстановления государственной власти, помощи развитию.

Как нетрудно заметить, все эти инициативы тематически пересекаются, имеют схожий круг участников, не доведены до конкретных результатов и слабо структурированы, что неизбежно создает эффект их нагромождения и, следовательно, неэффективности. Исследователь Европейского совета по международным делам (ECFR) Э. Лебович фиксирует, что даже относительно «Сахельского альянса» у инициаторов так и не сложилось окончательного понимания, чем тот должен стать – механизмом технической координации, способом привлечь финансы от спонсоров или полноценной группой влияния (11). Последовавшие вслед за ним P3S и «Сахельская коалиция» только приумножили трудности многостороннего взаимодействия, в результате чего «деньги продолжают поступать в регион, но безопасность людей и стабильность правительств остаются уязвимыми» (12). Схожей точки зрения придерживается российский исследователь Е.Н. Корендясов, заметивший, что предлагаемые от саммита к саммиту форматы не снимают общей напряженности ситуации и «не выходят из привычного русла» (13). В этой связи очевидно, что теперь перед французской дипломатией должна стоять задача не формулирования новых переговорных площадок для Сахеля, а превращения уже имеющихся в целостный, функционирующий механизм.

Отдельной строкой важно выделить, что в своих инициативах Э. Макрон делает упор на привлечении в регион партнеров по ЕС, прежде всего Германии, – стремясь максимально «европеизировать» борьбу с терроризмом. В целом подобный подход встречает у тех понимание, учитывая готовность Европы выделять финансовые и, понемногу, военные средства. Напомним, что в проведении операции «Бархан» уже участвуют небольшие контингенты из Великобритании, Эстонии и Дании, а летом 2020 г. в данной зоне началась еще и миссия специальных сил европейских государств «Такуба». Тем не менее на фоне возросшей напряженности на других, более географически близких направлениях участие европейцев во французских инициативах, скорее всего, не будет существенно возрастать в ближайшей перспективе во избежание распыления сил. Примечательно, что и без того Франции приходится идти на своего рода «размен» со странами Балтийского региона, отвечая на их участие в африканских делах отправкой собственных частей на восточные рубежи НАТО (в состав сил Расширенного передового присутствия и в рамках регулярных учений). Ни те, ни другие контингенты принципиально не меняют ход событий в своих зонах ответственности, но самим фактом своего развертывания должны, во-первых, подчеркивать солидарность между членами Альянса, а во-вторых, способствовать формированию у европейцев общей стратегической культуры (к чему постоянно призывает Э. Макрон). Те же Дания и Эстония оказались в числе первых стран, приглашенных Францией в новый формат оборонного сотрудничества в Европе – «Европейскую инициативу вмешательства» (E2I), – где одной из приоритетных тем для контактов между генеральными штабами выбран именно Сахель (14).

В то же время Париж настороженно относится к перспективе привлечения в регион партнеров из-за пределов ЕС и НАТО, прежде всего КНР и России, – опасаясь роста их экономического и политического влияния. Как фиксирует исследователь Ж.-П. Кабестан, Пекин за последние годы уже существенно нарастил свое деловое присутствие в странах Западной Африки, рас-считывая включить их в орбиту «Инициативы Пояса и Пути» и предлагая масштабные инвестции под энергетические и инфраструктурные проекты (15). Париж неоднократно обращал внимание на проблему скупки Китаем государственного долга африканских стран, усматривая в этом способ ущемления суверенитета последних. В январе 2019 г. Китай также подтвердил намерение выделить порядка 45 млн долларов на развертывание совместного воинского контингента G5, став одним из его главных спонсоров (16). На этом фоне возможность сотрудничества с Поднебесной в Африке французским руководством в принципе рассматривается (и даже коротко упоминается в плане развития франко-китайских отношений (17)), но только на условиях взаимной прозрачности – без приобретения Пекином односторонних преимуществ.

Что же касается России, то ее преимуществами являются, с одной стороны, отсутствие колониального прошлого, ведущего за собой шлейф негативных ассоциаций; с другой стороны, удачный опыт борьбы с терроризмом в Сирии, который в идеале можно было бы применить и в Африке. Как справедливо напоминает Е.Н. Корендясов, Москва уже имеет со странами «сахельской пятерки» сеть межправительственных соглашений о военно-техническом сотрудничестве и выступает значимым поставщиком вооружений для этих государств на суммы в десятки миллионов долларов (18). На полях саммита «Россия-Африка», состоявшегося в октябре 2019 г., лидеры сахельских государств озвучили желание установить с Россией еще более тесные связи в области безопасности (19), имея в виду если не отправку полноценного воинского контингента, то хотя бы расширение штата военных советников и дополнительные поставки оборудования и техники. Кроме того, существует еще не раскрытый потенциал взаимодействия в гражданских областях – атомной энергетике, горном деле, сельском хозяйстве и др. Тем не менее, со своей стороны, Франция пока воспринимает все это скорее как конкуренцию собственным интересам: неслучайно, по данным эксперта IFRI А. Калика, именно Париж блокирует российскую заявку на получение статуса наблюдателя при G5 (20). Пока не обращают на себя внимания и какие-либо усилия французской дипломатии по привлечению Москвы к «Сахельскому альянсу», P3S или «Сахельской коалиции». На нынешнем этапе стороны признают, что, хотя в самом общем плане их цели схожи – борьба с терроризмом, помощь развитию, – между ними наблюдаются существенные «различия в методах» (21), еще не позволяющие действовать сообща. Одним из немногих направлений российско-французского сотрудничества в Сахеле оставалась логистическая поддержка операции «Бархан» (Франция была вынуждена пользоваться транспортной авиацией от российских фирм, поскольку ее собственные военные самолеты отличаются меньшей грузоподъемностью (22)), но и она в последнее время оказалась под вопросом.

Оценки перспектив

Говоря о том, какие результаты в итоге может принести нынешняя политика Франции в Сахеле, следует обратить внимание, что большинство экспертов пока оценивают их преимущественно в негативном ключе. Так, отечественный исследователь А.С. Сидоров подчеркивает, что «ни самостоятельные усилия Франции, <…> ни участие международных партнеров не позволяют говорить о переводе конфликта хотя бы в стадию стабилизации в краткосреднесрочной перспективе» (23). В свою очередь, В.Р. Филиппов предполагает, что «Франция может в значительной мере утратить влияние в странах, которые всегда считались зоной ее влияния», с учетом собственных экономических и социальных проблем, антифранцузских настроений в Сахеле и отсутствия существенной поддержки со стороны США (24). Со своей стороны, А.А. Быстров еще в 2017 г. прогнозировал, что перед Э. Макроном стоит задача не более чем выхода из сахельского конфликта с «сохранением лица» (25).

Схожим алармистским образом рассуждают и зарубежные авторы, прежде всего французские. Например, военный эксперт М. Гойя отмечает, что, хотя операция «Бархан» остается ключевым фактором хотя бы относительной безопасности в регионе, Пятая Республика должна модифицировать свою стратегию в Сахеле, чтобы приблизить победу над террористами (26). Исследователь из IFRI А. Антиль также указывает на качественный рост недовольства местного населения и элит от затянувшегося французского присутствия (27). Наконец, генерал Б. Клеман-Болле призвал осознать, что Париж уже фактически потерпел в регионе поражение, а единственным выходом остается передача всей ответственности за региональную безопасность обратно в руки местных государств (28).

С нашей точки зрения, сегодня сахельская политика Франции стоит перед решением дилеммы «уйти нельзя остаться»: быстрый уход будет чреват потерей региона в политическом плане и новым всплеском терроризма, но и длительное присутствие не приносит желаемых результатов. За три года президентства Э. Макрон попытался избежать выбора между двумя крайностями, сместив акцент на поиск союзников и многосторонние инициативы. Однако работоспособная формула сахельского урегулирования пока так и не была им найдена, – и, похоже, положение дел останется именно таким до конца его мандата в 2022 г. Чем более активную позицию по Сахелю будут занимать внешние игроки – прежде всего Китай и Россия (не следует также забывать о растущем влиянии Турции, Катара и др.), – тем более затруднительным для Франции будет сохранение своих лидерских позиций в регионе.

1) Revue stratégique de défense et de sécurité nationale. – Paris: DICoD, 2017. – P. 21-22.

2) Le nombre de victimes d’attaques terroristes multiplié par cinq en trois ans au Burkina Faso, au Mali et au Niger // ONU Info. – 08.01.2020. – URL: https://news.un.org/fr/story/2020/01/1059551 (дата обращения 18.09.2020) 

3) Гончаров В. Африка: джихад крепчает выше Экватора // Международная жизнь. – 21.05.2020. – URL: https://interaffairs.ru/news/show/26398 (дата обращения 18.09.2020)

4) Организация запрещена на территории РФ.

5) Opération Barkhane // Ministère des Armées. – 30.06.2020. – URL: https://www.defense.gouv.fr/operations/barkhane/dossier-de-reference/operation-barkhane (дата обращения 18.09.2020)

6) Comptes rendus de la Commission des affaires étrangères, de la défense et des forces armées // Sénat. – 20.02.2019. – URL: http://www.senat.fr/compte-rendu-commissions/20190218/etr.html (дата обращения 18.09.2020)

7) Les Français et l’intervention militaire au Mali // Ifop. – 02.12.2019. – URL: https://www.ifop.com/publication/les-francais-et-lintervention-militaire-au-mali-4/ (дата обращения 18.09.2020)

8) Mikhailof S. G5 Sahel: quel état des lieux? // IRIS. – 04.07.2018. – URL: http://www.iris-france.org/115529-g5-sahel-quel-etat-des-lieux/ (дата обращения 19.09.2020)

9) L’Alliance Sahel. – URL: https://www.alliance-sahel.org/lalliance-sahel/ (дата обращения 19.09.2020)

10) Быстров А.А. О проблемах антитеррористической операции в Сахеле // Институт Ближнего Востока. – 07.02.2018. – URL: http://www.iimes.ru/?p=41268 (дата обращения 19.09.2020)

11) Lebovich A. Disorder From Chaos: Why Europeans Fail To Promote Stability in the Sahel // ECFR Policy Brief. – August 2020. – P. 23-24.

12) Ibid. P. 24.

13) Корендясов Е.Н. Сахель: джихадисты вновь наступают. Что делать? // ИМЭМО РАН. – 22.01.2020. – URL: https://www.imemo.ru/files/File/ru/articles/2020/22012020-Africa.pdf (дата обращения 27.09.2020)

14) L’Initiative européenne d’intervention // Ministère des Armées. – 17.04.2020. – URL: https://www.defense.gouv.fr/dgris/action-internationale/l-iei/l-initiative-europeenne-d-intervention (дата обращения 27.09.2020)

15) Cabestan J.-P. Beijing’s ‘Going Out’ Strategy and Belt and Road Initiative in the Sahel: The Case of China’s Growing Presence in Niger // Journal of Contemporary China. – 2019. – № 28 (118). – P. 592-613.

16) Barma A.Y. G5 Sahel: 26 milliards Fcfa de la Chine pour la force conjointe // La Tribune. – 06.01.2019. – URL: https://afrique.latribune.fr/politique/2019-01-06/g5-sahel-26-milliards-fcfa-de-la-chine-pour-la-for... (дата обращения 27.09.2020)

17) Plan d’action pour les relations Franco-chinoises // Elysee.fr. – 06.11.2019. – URL: https://www.elysee.fr/emmanuel-macron/2019/11/06/plan-daction-pour-les-relations-franco-chinoises (дата обращения 27.09.2020)

18) Корендясов Е.Н. Указ. соч.

19) По: Sotchi: la question de l’aide russe dans la lutte antiterroriste en Afrique // RFI. – 25.10.2019. – URL: https://www.rfi.fr/fr/afrique/20191025-sotchi-russie-afrique-aide-antiterrorisme (дата обращения 28.09.2020)

20) Ibid.

21) По: Russie: Le Drian et Parly à Moscou à l’heure du réchaffement Paris-Moscou // RFI. – 09.09.2019. – URL: https://www.rfi.fr/fr/europe/20190909-russie-le-drian-parly-moscou-heure-rechauffement-climatique (дата обращения 29.09.2020)

22) Крамник И. Русско-украинский извоз для НАТО // Lenta.ru. – 22.11.2016. – URL: https://lenta.ru/articles/2016/11/22/ruslan/ (дата обращения 29.09.2020)

23) Сидоров А.С. Внешние операции Франции в Сахеле: пределы адаптации // Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. – 2019. – № 53 (69). – С. 23.

24) Филиппов В.Р. Актуальная геополитическая ситуация в Сахеле // Институт Африки РАН. – 23.04.2020. – URL: https://www.inafran.ru/node/2202 (дата обращения 29.09.2020)

25) Быстров А.А. О причинах неудачи операции «Бархан» в зоне Сахеля // Институт Ближнего Востока. – 21.06.2017. – URL: http://www.iimes.ru/?p=35817 (дата обращения 29.09.2020)

26) Goya M. Coup d’Etat au Mali: Barkhane à l’épreuve? // Institut Montaigne. – 02.09.2020. – URL: https://www.institutmontaigne.org/blog/coup-detat-au-mali-barkhane-lepreuve (дата обращения 29.09.2020)

27) Alain Antil: «La France est dans une position difficile au Sahel» // La Marseillaise. – 28.11.2019. – URL: https://www.ifri.org/fr/espace-media/lifri-medias/alain-antil-france-une-position-difficile-sahel (дата обращения 29.09.2020)

28) Clément-Bollé B. « Au sujet du Sahel, la France a de quoi s’inquiéter: l’opération “Barkhane” semble dans l’impasse » // Le Monde. – 04.11.2019. – URL: https://www.lemonde.fr/idees/article/2019/11/04/pour-sortir-du-bourbier-au-sahel-il-est-urgent-de-re... (дата обращения 29.09.2020)

_____________________________________________________________

Фото с сайта https://commons.wikimedia.org. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International.

Последние блоги