Fr Fr

Глава 1. Внешняя политика - Оборона

Торкунов Анатолий
11 Ноября 2017

"Политика России на Корейском полуострове"

Российский «поворот на Восток» в последние годы многие считают следствием охлаждения отношений со странами Запада из-за ситуации вокруг Украины. Однако это, разумеется, не основной и не единственный фактор обновления внешнеполитических приоритетов нашей страны. За сменой подхода стоят, в первую очередь, объективные процессы: укрепление реальной асимметричной многополярности и превращение Восточной Азии в один из ключевых регионов мира по экономическому и политическому потенциалу. Кроме того, «поворот» призван создать благоприятную международную обстановку для облегчения решения одной из ключевых внутриполитических задач – развития российского Дальнего Востока.

В середине XX в. «фронт» «холодной войны» разделил Корейский полуостров, а биполярное противостояние во многом определило судьбу двух образовавшихся на нем государств – Корейской Народно-Демократической Республики и Республики Корея. Сегодня, в начале XXI в., благодаря своему положению и истории Корейский полуостров сохраняет свой центральный статус с точки зрения региональной политики и безопасности. Однако реальность сегодня сложнее, чем в годы «холодной войны»: ситуация в Северо-Восточной Азии определяется действиями не двух сверхдержав, а множества игроков с различными потенциалом и интересами.

Анализ политики России на Корейском полуострове не может ограничиться обзором отношений Москвы с Сеулом и Пхеньяном. Существует немало сложных смежных вопросов, требующих внимания дипломатов и ученых. Как будет развиваться ядерная проблема? Какие формы примут сотрудничество и конфронтация в регионе и как это отразится на жизни Кореи? Каковы перспективы объединения страны? Возможно ли строительство устойчивой региональной структуры безопасности? Большинство этих проблем оказываются тесно связаны между собой, что дополнительно затрудняет поиск ответа.

Рост важности корейского направления для отечественной дипломатии отражает, в частности, все большее внимание к нему в новых редакциях Концепции внешней политики Российской Федерации. Сегодня она выделяет следующие задачи российской стратегии на Корейском полуострове: поддержание и развитие отношений с обоими корейскими государствами; снижение напряженности и стимулирование межкорейского диалога; содействие денуклеаризации посредством шестисторонних переговоров по ядерной проблеме; создание механизма мира и безопасности в регионе и расширение экономического взаимодействия (концевая сноска 1).

Взаимодействие России и КНДР

Как уже упоминалось, один из ключевых внешнеполитических интересов России в Северо-Восточной Азии – создание условий для стабильного развития дальневосточных регионов страны. Россия исходит из необходимости предотвращения любых возможных конфликтов в непосредственной близости от своих восточных границ. Сегодня, когда отношения Севера и Юга переживают далеко не лучший период, а ядерная проблема регулярно обостряется, особенно важен сбалансированный подход к корейским проблемам.

Именно поэтому Россия выступает против изолирования КНДР и выталкивания ее из международной жизни региона. Такие действия способны лишь обострить испытываемое Пхеньяном ощущение угрозы, убедить его в правильности и обоснованности опасных ракетно-ядерных экспериментов, которыми он занимается в последние десятилетия. В то же время вовлечение обладает рядом преимуществ. Во-первых, оно обесценивает северокорейские ракетно-ядерные разработки: если отношения с соседями будут налажены, КНДР просто не потребуется развивать и уж тем более применять свое оружие. Во-вторых, диалог с Северной Кореей – единственное средство получения рычагов влияния на ее действия. Ни к санкциям, ни к давлению страна невосприимчива, они способны дать только обратный эффект. Поэтому Россия дорожит своими традиционно дружескими отношениями с КНДР: помимо собственной ценности, они являются и важным внешнеполитическим активом для нашей страны в Азии. В-третьих, в последние годы новое руководство Северной Кореи проводит ряд осторожных либерализационных преобразований, довольно сильно повлиявших на облик общества и ожививших экономику (концевая сноска 2). Это настраивает страну принимать предложения международного сотрудничества и дает ее потенциальным партнерам возможность поддержать позитивные изменения.

Для России, впрочем, линия на активное взаимодействие с КНДР не является чем-то принципиально новым. Возможности для него разыскиваются всегда, даже в условиях международных санкций в отношении Пхеньяна. До недавних пор функционировал российско-северокорейский транспортный проект, в рамках которого была модернизирована железнодорожная ветка Хасан – Раджин и модернизирован терминал раджинского порта. Целью было создание нового маршрута экспорта российского угля в Республику Корея и создание задела для модернизации транспортной сети Севера. Идея изначально была воспринята Сеулом с большим энтузиазмом как соответствовавшая представлениям президента Пак Кын Хе о евразийской интеграции. С учетом потенциальной важности этого начинания для безопасности и мира на Корейском полуострове Россия приложила усилия для того, чтобы вывести его из-под ограничений резолюции Совбеза ООН № 2270, вводившей новые санкции в связи с северокорейским ядерным испытанием, произведенным 6 января 2016 г. Тем не менее, практическое участие Республики Корея в проекте оказалось минимальным, а впоследствии и вовсе невозможным из-за односторонних мер, принятых южанами весной 2016 г. Однако надежда на возобновление сотрудничества на этом направлении сохраняется в случае изменения политической конъюнктуры.

Вообще, принятые в 2016 г. Советом Безопасности ООН по ядерному вопросу резолюции – № 2270 и № 2310 – существенно ужесточили санкционный режим в отношении Севера. В составлении документов главную роль сыграли США и Китай. С одной стороны, ясно, что санкции остаются основным способом послать пхеньянскому руководству сигнал о том, что международное сообщество однозначно осуждает его авантюрные затеи, с другой – предел полезности санкций уже довольно давно был достигнут, дополнительные ограничительные меры лишь злят КНДР и мешают политике вовлечения. В частности, новые резолюции сделали невозможными реализацию целого ряда выгодных для России двусторонних экономических проектов с Севером, помимо хасан-раджинского (концевая сноска 3). В то же время Пекин после ухода конкурентов сам, похоже, не спешит свертывать фактическое сотрудничество с КНДР, видимо намереваясь использовать и экономический, и политический потенциал сохранения этого канала.

Проблемы ядерной безопасности на корейском полуострове

В целом Россия рассматривает ядерную проблему Корейского полуострова как комплексное явление, имеющее глубокие исторические корни. При его оценке и при политическом планировании следует учитывать не только шаги КНДР. Безусловно, они зачастую провокационны и нередко дестабилизируют ситуацию, но также следует обращать внимание и на причины такого поведения Пхеньяна, и на действия его оппонентов. Исторически одним из главных мотивов ядерного выбора Севера стало ощущение угрозы перед лицом американо-южнокорейского союза, с распадом биполярной системы лишь усугубленное потерей Пхеньяном гарантий безопасности со стороны СССР и нормализацией отношений в треугольнике Москва – Пекин – Сеул. Очевидно, что и сегодня масштабные совместные учения США и Республики Корея, в ходе которых порой отрабатывается вторжение на Север, не могут не беспокоить КНДР и становятся фактором, подталкивающим отстающий в военном отношении Пхеньян к поиску «альтернативных» способов укрепления своей безопасности.

С российской точки зрения, главная опасность ядерных поисков Пхеньяна не в том, что они смогут в ближайшее время закончиться появлением ядерного арсенала, который будет обязательно применен. Хотя северокорейцы демонстрируют удивительные упорство и изобретательность, все ближе подбираясь к цели, более близкая проблема заключается в том, что под предлогом защиты от ракетно-ядерных сил КНДР будет разморожена общерегиональная гонка вооружений. «Северная угроза» давно используется США как предлог для консолидации своих военно-политических союзов в Северо-Восточной Азии, а Японией – как мотив существенного укрепления Сил самообороны. При этом очевидно, что цель этого военного строительства – не защита от зачаточного потенциала КНДР, а сдерживание Китая и России. В этом плане показательно недавнее согласие Сеула на размещение в стране элементов американской системы заатмосферного перехвата ракет (THAAD) вслед за четвертым северокорейским ядерным испытанием начала 2016 г. Москва и Пекин осудили данное решение. Помимо общего негативного влияния на безопасность в регионе, это решение также сильно ограничивает свободу рук Республики Корея, привязывая ее к интересам США в ущерб собственным. Впрочем, не исключено, что смена администрации в Вашингтоне и близкое переизбрание президента Южной Кореи повлекут за собой пересмотр этого решения.

Россия и Южная Корея: от нормализации к сближению

Опыт нашей страны говорит о потенциальной плодотворности сближения с бывшим внешнеполитическим оппонентом, представителем «другого лагеря». Советско-южнокорейские отношения были нормализованы в 1990 г.; и сегодня связи Москвы и Сеула демонстрируют впечатляющий для своей менее чем тридцатилетней истории уровень развития. Особенно хотелось бы отметить именно уровень политического взаимопонимания: несмотря на давление и уговоры с американской стороны, Республика Корея не присоединилась к санкциям в отношении России в связи с украинскими событиями. Разумеется, на практике объем сотрудничества все же несколько сократился, что нельзя полностью объяснить негативным влиянием глобального экономического кризиса, но в целом неучастие Сеула в санкциях стало подтверждением тому, насколько взаимовыгодным может быть отказ от изоляции. Так, благодаря сложившейся конъюнктуре ряду крупных южнокорейских компаний (например, «Хёндэ моторс») удалось существенно укрепить свои позиции на российском рынке.

Россия также в целом поддерживала выдвигавшиеся президентом Республики Корея Пак Кын Хе инициативы в области евразийской интеграции и строительства архитектуры мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Эти проекты содержали немало потенциально интересных идей, хотя Сеул не всегда последовательно шел к их выполнению, а порой его действия (в частности, шаги по сворачиванию межкорейских контактов) было трудно увязать с этими интеграционными построениями. Судьба этих инициатив сейчас туманна из-за политического кризиса и скорой смены власти в Южной Корее, но их дух вполне отражает долгосрочные интересы всего региона.

Однако полноценная интеграция в регионе будет невозможна без налаживания и улучшения межкорейских связей, сейчас находящихся в глубоком кризисе. О перспективах объединения сегодня приходится говорить уже с большой осторожностью. Оно, несмотря на политические декларации и фиксирование соответствующих тезисов в документах, похоже, рассматривается политическими элитами Пхеньяна и Сеула в первую очередь с точки зрения издержек, а не выгод. Похожим образом на него смотрят и большинство соседей Кореи. США и Китай опасаются, что их влияние на объединенную страну будет значительно меньше того, которым они пользуются в отношении Юга и Севера соответственно. Для Японии объединение в долгосрочной перспективе означает появление мощного конкурента со значительным экономическим потенциалом. Исключением из этого ряда является только Россия, которая вполне заинтересована в воссоединении страны при соблюдении нескольких условий (в частности, сохранение нейтрального и безъядерного статуса новой Кореи) (концевая сноска 4). Тем не менее, несмотря на то что Москва готова способствовать межкорейскому примирению и диалогу, российская позиция заключается в том, что готовность к нему должна вызреть у корейских элит самостоятельно: излишнее «подталкивание» легко может быть воспринято как недружественные действия и на Юге, и на Севере.

Заключение: трудности ведения диалога не оправдают бездействия

В российском экспертном сообществе в последнее время популярность набирает мнение, что сложность и взаимосвязанность корейских проблем требуют поиска комплексного решения. С одной стороны, платформу могли бы предложить шестисторонние переговоры, изначально собиравшиеся в 2003–2008 гг. в составе двух Корей, России, США, Китая и Японии с целью решения ядерного вопроса. Их компетенция могла бы быть расширена, для этого существует и институциональный задел: в структуре переговоров функционирует рабочая группа по миру и безопасности в Северо-Восточной Азии, деятельность которой курирует как раз Россия. Тяготение российской позиции к шестистороннему решению объяснимо: это апробированный и эффективный механизм, весьма удачно организованный со структурной точки зрения. С другой стороны, у «шестисторонки» есть и немало критиков, указывающих на то, что она не собиралась уже почти десять лет, а большинство ее решений уже потеряли смысл из-за последовавших действий сторон. Существуют и различные альтернативные подходы: например, созыв конференции по безопасности на Корейском полуострове под эгидой ООН (концевая сноска 5), создание системы перекрестных договоренностей и гарантий между региональными державами либо же многосторонняя работа над мирным договором, который завершил бы Корейскую войну 1950–1953 гг. С российской точки зрения важно, чтобы наша страна не была оттеснена от строительства новой региональной архитектуры. 

Как бы то ни было, остается надеяться, что оздоровление обстановки на Корейском полуострове начнется в той или иной форме в ближайшее время. Дальнейшее бездействие в сложившейся ситуации грозит ее обострением и неконтролируемой эскалацией. Безусловно, корейская проблема в целом весьма трудноразрешима, но это не должно становиться предлогом для бездействия: в данном случае сам диалог будет не менее ценен, чем его результат.

Сноски:

1. Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 30 ноября 2016 г.). URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248

2. Дьячков И.В. Перемены в КНДР: незаметная революция // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2016. №11. С. 158.

3. Толорая Г.Д., Торкунов А.В. Ракетно-ядерная угроза на Корейском полуострове: причины и меры реагирования // Полис: Политические исследования. 2016. № 4. С. 141.

4. Неспокойное соседство: Проблемы Корейского полуострова и вызовы для России / Под ред. Г.Д. Толорая. М. : МГИМО-Университет, 2015. С. 153.

5. Ивашенцов Г.А. Ядерная проблема Корейского полуострова и безопасность в Северо-Восточной Азии // Российско-корейский форум 2016. Сеул: Корейский фонд, 2016. С. 53.